Беспредел «кровавого воскресенья» 1905 года

Данные о жертвах[править]

«Акулы пера» насчитывали 4600 убитых и раненых. Историк А. Л. Фрайман в своей брошюре «Девятое января 1905 года» (Л., ) утверждал, что убито свыше 1000 человек и ранено более 2000. По сравнению с ним В. Д. Бонч-Бруевич пытался как-то обосновать подобные цифры (в своей статье 1929 года). Он исходил из того, что 12 ротами разных полков было произведено 32 залпа, всего 2861 выстрел. Допустив 16 осечек на залп на роту, на 110 выстрелов, Бонч-Бруевич скинул 15 %, то есть 430 выстрелов, столько же списал на промахи, получил в остатке 2000 попаданий и пришёл к выводу, что пострадало не менее 4 тысяч человек. Его методику подверг основательной критике историк С. Н. Семанов в своей книге «Кровавое воскресенье» (Л., ). Например, Бонч-Бруевич считал залп двух рот гренадер у Сампсониевского моста (220 выстрелов), тогда как на самом деле в этом месте не стреляли. У Александровского сада стреляло не 100 солдат, как считал Бонч-Бруевич, а 68. К тому же совершенно некорректно равномерное распределение попаданий — по пуле на человека (многие получили по несколько ранений, что зарегистрировано врачами больниц); а часть солдат умышленно стреляла вверх. Семанов солидаризировался с большевиком В. И. Невским (считавшим наиболее правдоподобной общую цифру 800—1000 человек), не уточняя, сколько убитых и сколько раненых, хотя Невский такое разделение в своей статье 1922 года дал:

По данным того же Семанова, правительство сначала сообщило, что убито всего 76 человек и ранено 223, потом внесло поправку, что убито 130 и ранено 299. К этому нужно добавить, что в листовке, выпущенной РСДРП сразу же после событий 9 января, говорилось, что «убитых не менее 150 человек, раненых же многие сотни». Таким образом, всё крутится вокруг цифры в 150 убитых.

По данным современного публициста О. А. Платонова, А. А. Лопухин докладывал царю, что всего 9 января оказалось 96 убитых (в том числе околоточный надзиратель) и до 333 раненых, из которых до 27 января по старому стилю умерли ещё 34 человека (в том числе один помощник пристава). Таким образом, по данным Лопухина, всего было убито и умерло от ран 130 человек и около 300 ранено.

От кружка по интересам до политической организации

История, как известно, не знает сослагательного наклонения, а потому бессмысленно пытаться представить себе, насколько неизбежной была трагедия «Кровавого воскресенья», если бы во главе «Собрания русских фабрично-заводских рабочих города Санкт-Петербурга» стоял кто-то другой, а не священник Георгий Гапон. Именно его считают главным инициатором и организатором шествия, которое начиналось как мирная попытка вручить рабочую петицию императору Николаю II, а закончилось расстрелом манифестации и сооружением первых баррикад на Васильевском острове. Но если допустить, что «Собрание» возглавлял бы другой человек, то придется признать, что, вероятнее всего, развитие событий мало отличалось бы от той версии, которая реализовалась в 1905 году.

Хотя Георгий Гапон, по воспоминаниям современников, и отличался явным стремлением стать главой рабочего движения Санкт-Петербурга, а затем и всей России, он, как и многие подобные руководители, оказался заложником ситуации. Созданное как организация, главной целью которой было отвлечение рабочих от обсуждения наиболее острых политических и экономических вопросов, «Собрание» очень быстро переросло формат «кружка по интересам» и превратилось в настоящую рабочую организацию, многие члены которой видели свою главную задачу в отстаивании своих интересов. К тому же по-настоящему революционные организации и партии России (прежде всего эсеры и социал-демократы) не оставляли это объединение рабочих без внимания, хотя оно и не всегда адекватно воспринималось. К концу 1904 года на общероссийской волне требований либеральных изменений в жизни страны фокус интересов «Собрания русских фабрично-заводских рабочих города Санкт-Петербурга» окончательно сместился с организации совместного досуга на отстаивание прав и свобод рабочих. Оставалось совсем немного: найти подходящий повод для того, чтобы во весь голос заявить о своих требованиях. И он нашелся в первые дни января 1905 года.

Беспредел «кровавого воскресенья» 1905 года

Священник Георгий Гапон зачитывает январскую петицию рабочим в одном из отделений «Собрания русских фабрично-заводских рабочих города Санкт-Петербурга». Рисунок неизвестного художника, начало ХХ века

Георгий Гапон

Какое отношение имеет Георгий Гапон к трагическому дню, который запомнился как Кровавое воскресенье? Кратко говоря, именно этот священнослужитель стал вдохновителем и организатором демонстрации, исход которой оказался столь печальным. Гапон занял пост руководителя «Собрания» в конце 1903 года, вскоре оно оказалось в его неограниченной власти. Честолюбивый священнослужитель мечтал о том, чтобы его имя вошло в историю, провозгласил себя подлинным вождем рабочего класса.

Беспредел «кровавого воскресенья» 1905 года

Лидер «Собрания» основал тайный комитет, участники которого читали запрещенную литературу, штудировали историю революционных движений, разрабатывали планы борьбы за интересы рабочего класса. Сподвижниками Гапона стали супруги Карелины, пользовавшиеся большим авторитетом у рабочих.

«Программа пяти», включающая конкретные политические и экономические требования членов тайного комитета, была разработана в марте 1904 года. Именно она послужила источником, откуда были взяты требования, которые демонстранты планировали изложить царю в Кровавое воскресенье 1905 года. Кратко говоря, добиться своей цели им не удалось. В тот день петиция так и не попала в руки Николая Второго.

[править] Шествие и расстрел

9 января шествие пошло четырьмя колоннами к Зимнему дворцу в форме крестного хода. Царя в городе не было. Перед армией и казаками, стянутыми в город была поставлена задача остановить шествие. Ни холостые залпы, ни попытки казаков рассеять колонны демонстрантов не остановили его. Кровь пролилась и у Нарвской заставы, где шествие возглавлял Гапон, и на Шлиссельбургском тракте, и на Выборгской стороне, и на Васильевском острове. По официальным данным погибло и умерло от ран 130 человек и 299 получили несмертельные ранения (см. 8 цит. по: 2, c.129). Американский историк Р. Пайпс говорит о 200 убитых и 800 раненых (см. 7, c.35). Ленин, опираясь на данные журналистов, утверждал, что пострадало более 4600 человек (см. 9, c.227). Разумеется, при таких обстоятельствах трудно подсчитать точное число жертв и потерпевших. Но наиболее правдоподобными видятся цифры, приведенные официальными источниками. В задачу армии и казаков входило остановить шествие, а не перебить его участников. Иначе бы Гапону не удалось уйти живым после стрельбы у Нарвской заставы, а он возглавлял демонстрацию. Цифры официальных источников, приведенные в докладе директора департамента полиции Лопухина содержат по меньшей мере две причины, по которым их можно считать достоверными: во-первых правительственному чиновнику нет необходимости, да и опасно, лгать главе государства, во-вторых в докладе сообщается сколько человек погибло сразу, а сколько – умерло от ран и когда.

Есть основания считать, что во время волнений, вызванных расстрелом этой демонстрации, жертв не было или почти не было. В своем докладе царю директор департамента полиции Лопухин сообщал об избиениях толпой отдельных полицейских и военных в тот же день после расстрела (см. 8 цит. по: 2, c.129). Если бы были новые жертвы, царю об этом было бы доложено. Сообщения о крупных баррикадных боях 9-11 января приводил в ряде своих статей Ленин. Однако под глубокое сомнение ставят приведенную им информацию такие его фразы как: «Рабочие захватили, говорят, сестроререцкий оружейный склад» (см.9, c.202). Ленин цитирует письмо анонимного очевидца, сообщение газету «Таймс» и некого французского корреспондента, достоверность которых проверить трудно (см.9, c.226, 228-229, 243). А также использует общие фразы, вроде: «Вопреки лживым правительственным сообщениям, кровь льется во многих и многих частях столицы» (см.9, c.202). Причем единственное правительственное сообщение о сооружении и защите баррикад на Шлиссельбургском тракте и в других местах Санкт-Петербурга 10 января, приведенные Лениным в этой серий статей, не содержит данных о кровопролитии (см.9, c.228).

Лопухин упоминает, что во время шествия 9 января «…на Васильевском острове незначительная группа рабочих, руководимая действительными революционерами, сооружала баррикаду из телеграфных столбов и проволоки и водружала на ней красный флаг». Далее он признает, что эта акция революционеров не вызвала ожидаемого ими народного волнения (см. 8 цит. по: 2, c.128)

Среди погибших 9 января были двое полицейских. По одной из версий объяснения случившегося их убили солдаты во время расстрела у Нарвской заставы (эти полицейские, по объяснению Гапона, шли во главе колонны и расчищали путь шествию) (см.1, c.96-97). Но это может и не означать, что власти выделили полицейских для того, чтобы привести демонстрантов «на убой». Полиция могла сопровождать колонну для предотвращения давок на дороге и, возможно, чтобы не допустить проникновения в ряды демонстрантов революционных агитаторов. Вероятно, они были убиты шальными пулями, когда солдаты открыли огонь на поражение, чтобы остановить шествие. Есть также версия, что одного из них застрелил неизвестный студент, но это не меняет всей картины произошедшего.

Предпосылки

Экономический подъем 1900 г. вызвал всплеск промышленного роста, но практически никак не отразился на законодательстве труда. К началу ХХ века рабочий труд в России оценивался дешевле, чем во всех странах Европы (собственно, именно низкие зарплаты и привлекали иностранных инвесторов). Рабочие трудились в ужасных условиях: по 10,5 часов шесть дней в неделю, но были известны и случаи с 15-часовыми сменами. Не было выходных по праздникам, больничных и пенсий.

Гигиена и уровень безопасности также оставляли желать лучшего, несчастные случаи и травмы на производстве были обычным делом, а пострадавшим даже не выплачивали компенсацию, просто увольняя недееспособных сотрудников.

Владельцы фабрики часто облагали штрафами рабочих за опоздания, перерывы в туалет, разговоры и даже пение во время смены! Большинство рабочих жили в переполненных многоквартирных домах или ветхих сараях, принадлежащих их работодателям; в жилье такого типа, как правило, проживало чрезмерное количество людей, сами дома были старые, а удобства – отопление и канализация – работали с перебоями.

Недовольства таким отношением к труду, а также тот факт, что подавляющая часть производств находилась в городах, спровоцировали брожение революционных идей в рабочей среде. Неудовлетворенность рабочих условиями, в которых они трудились, неуклонно росла, но стала особенно острой в последние месяцы 1904 г. Этому немало способствовали тяжелая и кровопролитная война с Японией и экономический кризис.

Внешняя торговля падала, государственные доходы сокращались, вынуждая компании увольнять тысячи рабочих и еще больше ужесточать условия работы для тех, кто остался. Страна погрузилась в голод и нищету, чтобы хоть как-то выровнять доходы, предпринимателя увеличили цены на продовольствие на 50%, но повышать заработную плату рабочим отказывались.

Поп Гапон

Во главе рабочей организации особый отдел Департамента полиции поставил священника русской православной церкви Георгия Аполлоновича Гапона (1870-1906).

Человек этот был чрезвычайно самолюбивый. Очень скоро он возомнил себя исторической личностью и вождём рабочего класса. Этому способствовали сами представители власти, так как самоустранились от контроля, отдав рабочее дело под полный контроль Гапона.

Шустрый священник этим тут же воспользовался и начал проводить свою политику, которую считал единственно верной и правильной. По задумке властей, созданная ими организация должна была заниматься вопросами просвещения, образования, взаимной помощи.

Беспредел «кровавого воскресенья» 1905 года

А новоиспечённый лидер основал тайный комитет. Его члены стали знакомиться с нелегальной литературой, изучали историю революционных движений и активно обсуждали планы борьбы за политические и экономические интересы рабочих.

Георгий Аполлонович заручился поддержкой супругов Карелиных. Они были выходцами из социал-демократической среды и имели большой авторитет среди рабочих.

При их непосредственном содействии Собрание русских фабрично-заводских рабочих значительно увеличило свою численность. Весной 1904 года организация насчитывала уже несколько тысяч человек.

В марте 1904 года была принята тайная программа, так называемая «программа пяти». Она содержала в себе чёткие экономические и политические требования. Они и легли в основу той петиции, с которой рабочие 9 января 1905 года пошли к царю.

Очень скоро супруги Карелины заняли лидирующее положение в Собрании. У них было много своих людей, и они организовали своеобразную оппозицию. Она стала играть гораздо более важную роль, чем лидер организации. То есть Гапон превратился в удобное прикрытие, о чём его руководители из Департамента полиции даже не догадывались.

Беспредел «кровавого воскресенья» 1905 года

Впрочем, Георгий Аполлонович сам был энергичным и целеустремлённым человеком, поэтому его нельзя рассматривать как марионетку в руках Карелиных. Ему не хватало опыта революционной борьбы, авторитета среди рабочих масс, но он быстро учился и приобретал нужные навыки.

В конце ноября 1904 года он выдвинул предложение обратиться к властям с рабочей петицией. Это предложение было поддержано большинством голосов. Соответственно, вырос и авторитет Георгия Аполлоновича, а число членов организации стало расти ещё быстрее. В январе 1905 года она уже насчитывала 20 тыс. человек.

В то же время инициатива священнослужителя породила серьёзные разногласия среди единомышленников. Супруги Карелины и их сторонники настаивали на незамедлительной подаче петиции, а Гапон считал, что вначале нужно организовать восстание, показать силу народных масс, а уж после этого требовать экономические и политические свободы.

В противном случае Собрание прикроют, а руководителей арестуют.

Всё это до крайности обострило отношения между Карелиными и Георгием Аполлоновичем. Супруги стали вести активную агитацию за свержение лидера. Неизвестно, чем бы всё это закончилось, но вмешались обстоятельства.

Роль Николая 2

Николай 2 очень противоречивая фигура в русской истории. С одной стороны сегодня его оправдывают все (даже канонизировали), но с другой стороны распад Российской Империи, кровавое воскресенье, 2 революции – это прямое следствие его политики. Во все важные для России исторические моменты Никола 2 самоустранялся! Так было и с кровавым воскресеньем. 8 января1908 года уже все понимали, что в стране в столице происходят серьезные события: в стачках принимают участия более 200 тысяч человек, промышленность города остановлена, начали активничать революционные организации, принимается решение ввести армию в город и даже рассматривается вопрос о введении в Петрограде военного положения.  И в такой сложной ситуации царя 9 января 1905 года в столице не было! Историки сегодня объясняют это 2-мя причинами:

  1. Опасались покушения на императора. Допустим, но что мешало царю, который отвечает за страну, находиться в столице под усиленной охраной и руководить процессом, принимая решения? Если боялись покушения, то можно было не выходить к людям, но император просто обязан в такие моменты руководить страной и принимать ответственные решения. Равносильно, если бы при обороне Москвы в 1941 году Сталин уехал и даже не интересовался, что там происходит. Такое даже допустить невозможно! Николай 2 именно так и сделал, и его при этом еще пытаются оправдать современные либералы.
  2. Николай 2 заботился о своей семье и устранился, чтобы защитить семью. Аргумент явно высосан из пальца, но допустим. Возникает 1 вопрос – к чему все это привело? Во время февральской революции Николай 2 точно также, как и при кровавом воскресенье, устранился от принятия решений – в итоге потерял страну, и именно из-за этого его семью расстреляли. В любом случае – царь ответственен не только за семью, но и за страну (вернее, прежде всего за страну).

Беспредел «кровавого воскресенья» 1905 года

События кровавого воскресенья 9 января 1905 года они наиболее четко выделяют причины, по которым распалась Российская Империя – царю было глубоко наплевать на происходящее. 8 января все знали, что будет шествие к Зимнему дворцу, все знали, что оно будет многочисленным. Готовясь к этому, вводится армия, издаются (хотя и незаметные для масс) указы, запрещающие шествия. В такой важный для страны момент, когда все понимают, что готовится серьезное событие – царя нет в столице! Можно себе такое представить, например, при Иване Грозном, Петре 1, Александре 3? Нет, конечно. Вот и вся разница. Николай 2 был «местным» человеком, который думал только о себе и семье, а не о стране, ответственность за которую он нес перед Богом.

Значение и исторические последствия

События кровавого воскресенья 9 января и расстрел мирной демонстрации рабочих  стали страшным ударом по позициям самодержавия в России. Если до 1905 года никто вслух не произносил, что России царь не нужен, а говорили максимум о созыве Учредительного собрания, как средства влияния на политику царя, то после 9 января уже открыто начались провозглашаться лозунги «Долой самодержавие!». Уже 9 и 10 января начали образовываться стихийные митинги, где главным объектом критики был Николай 2.

Второе важно последствие расстрела демонстрации – начало революции. Несмотря на стачки в Петербурге это был всего 1 город, но когда армия расстреляла рабочих – вся страна взбунтовалась и выступила против царя

И именно революция 1905-1907 годов создала тот базис, на котором строились события 1917 года. И все это из-за того, что Николай 2 в критические моменты страной не управлял.

Источники и литература:

  • История России под редакцией А.Н. Сахорова
  • История России, Островский, Уткин.
  • Начало первой русской революции. Документы и материалы. Москва, 1955.
  • Красная летопись 1922-1928.

Хронология событий

Раньше всех к Дворцовой площади двинулись рабочие Ижорского завода из Колпино, так как им предстояло пройти наибольшее расстояние. В 9 часов утра они соединились с рабочими Невской заставы. На Шлиссельбургском тракте им преградили дорогу казаки Атаманского полка.

Рабочих было около 16 тыс. человек. Казаков насчитывалось две сотни. Они дали несколько залпов холостыми патронами. Толпа отхлынула, сломала забор, отделявший улицу от Невы, и двинулась дальше по льду реки.

На Васильевском острове рабочие двинулись в путь в 12-м часу дня. Насчитывалось их примерно 6 тыс. человек. Дорогу им перегородили казаки и пехота. Конный отряд казаков вклинился в толпу.

Людей рубили шашками, стегали нагайками, топтали конями. Человеческая масса отступила и начала строить баррикады из поваленных телеграфных столбов. Откуда-то появились красные флаги.

Солдаты открыли огонь, захватили одну баррикаду, но рабочие к этому времени уже построили другую.

До конца дня пролетарии возвели ещё несколько баррикад. Но все они были захвачены войсками, а по бунтарям стреляли боевыми патронами.

У Нарвской заставы к собравшимся рабочим пришёл Гапон. Он надел на себя полное облачение священника. В этом месте собралась огромная 50-тысячная толпа. Люди шли с иконами и портретами царя.

Войска преградили им путь у Нарвских ворот. Вначале мирное шествие было атаковано гренадёрами, но всадники не испугали огромную людскую массу. Тогда начала стрелять пехота.

Солдаты дали пять залпов, и толпа начала рассеиваться. На снегу остались лежать убитые и раненые. В этой стычке одна из пуль ранила Гапона в руку, но его быстро увели из-под огня.

На Петербургской стороне толпа достигала 20 тыс. человек. Люди шли плотной массой, взявшись за руки. Дорогу им перегородил Павловский полк. Солдаты начали стрелять. Было произведено три залпа. Толпа дрогнула и отхлынула назад.

На снегу остались лежать убитые и раненые. Вдогонку убегающим была послана кавалерия. Тех, кого догоняли, топтали лошадьми и рубили шашками.

А вот на Выборгской стороне обошлось без жертв. Навстречу шествию была послана кавалерия. Она рассеяла толпу. Люди, спасаясь от коней, перебрались по льду через Неву и продолжили путь к центру города небольшими группами.

Несмотря на сплошные военные заслоны, к полудню на Дворцовой площади собралась значительная масса людей. Им удалось проникнуть в центр города мелкими группами. Кроме рабочих в толпе оказалось много зевак и прохожих. День был воскресный, и все пришли посмотреть, как восставший народ будет вручать челобитную царю.

В втором часу дня толпу попытались разогнать конные отряды. Но люди взялись за руки, в сторону солдат посыпались оскорбления. На площадь вышел Преображенский полк. Солдаты построились в шеренгу и по команде взяли ружья на изготовку.

Офицер крикнул собравшимся, чтобы они расходились, но толпа не сдвинулась с места. По людям солдаты дали 2 залпа. Все бросились бежать. На площади остались лежать убитые и раненые.

Огромная толпа столпилась на Невском проспекте. К 2-м часам дня весь проспект запрудили рабочие и зеваки. Им не давали пройти к Дворцовой площади кавалерийские отряды. В 3-м часу дня послышались залпы со стороны Дворцовой площади.

Это вызвало ярость у людей. В кавалеристов полетели камни и куски льда. Те, в свою очередь, попытались рассечь толпу на части, но у всадников это плохо получалось.

В 4-м часу появилась рота Семёновского полка. Она стала теснить демонстрантов, но встретила яростное сопротивление. И тогда поступил приказ открыть огонь.

В общей сложности по людям было произведено 6 залпов. Локальные столкновения продолжались вплоть до глубокого вечера. Рабочие даже построили баррикаду, перегородив Невский. Лишь к 23 часам демонстрантов разогнали и навели на проспекте порядок.

Так закончилось Кровавое воскресенье. Что же касается потерь, то в общей сложности было убито 150 человек и ранено несколько сотен человек.

Точные цифры до сих пор неизвестны, а данные из разных источников значительно разнятся.

Жёлтая пресса называла цифру более чем в 4 тыс. убитых. А правительство сообщило о 130 убитых и 299 раненых. Некоторые исследователи придерживаются мнения, что погибло не менее 200 человек и примерно 800 человек получили ранения.

Кровавое воскресенье

  Утром 9 января в 11 точках города (по местам расположения отделов «Собрания») начали собираться тысячи людей. По задумке Гапона, все колонны, возглавляемые руководителями отделов со свитками петиции, должны были встретиться на Дворцовой площади в два часа дня. Там делегация во главе с Гапоном должна была передать царю петицию.

  Многотысячные колонны (около 140 тысяч человек) двинулись к центру города. Внешне они напоминали крестный ход – воодушевлённые люди несли хоругви, кресты, иконы, было много портретов царя. 

Беспредел «кровавого воскресенья» 1905 года

 Каждую из колонн на пути следования ожидали войска. Люди были уверены, что стрелять в них не посмеют, но везде повторялся примерно одинаковый сценарий – после требования остановиться и разойтись, которое не выполнялось, в ход пускалась кавалерия, которая с помощью шашек и нагаек пыталась оттеснить и разогнать толпу. Это не давало эффекта, и толпа продолжала неумолимо двигаться вперед. Раздавался сигнальный рожок, за которым следовал ружейный залп. На снег падали окровавленные тела убитых и раненых. Зачастую, даже первый ружейный залп не мог остановить колонну, и лишь второй и третий позволял рассеять и разметать толпу, вслед которой неслась кавалерия, рубя и топча конями.

  «То, что пришлось видеть мне из окон Академии художеств 9 января, не забуду никогда — сдержанная, величественная, безоружная толпа, идущая навстречу кавалерийским атакам и ружейному прицелу — зрелище ужасное», — так описал столкновение одной из колонн с войсками художник Серов. 

Беспредел «кровавого воскресенья» 1905 года

 Итогом ужасного дня стало 130 человек убитых и 299 раненых. Из 130 убитых – двое полицейских попавших под залп пехотного полка у Нарвской заставы. Среди военных погибших не было, лишь двое были избиты обезумевшей, истребляемой толпой людей.

  Впрочем, официальные данные о жертвах 9 января изначально ставились под сомнение – в первые дни появились сообщения о сотнях и даже тысячах убитых. В обществе бродили слухи о забитых трупами подвалах больниц и тайных захоронениях в общих могилах. Косвенно в пользу этой информации свидетельствуют многочисленные зафиксированные случаи, когда родственники так и не смогли найти тела своих пропавших близких. 

Беспредел «кровавого воскресенья» 1905 года

 Советская историография официально утвердила количество убитых и раненых в Кровавое воскресенье января 1905 года в количестве 4600 человек – цифра была взята из статьи Ленина «Революционные дни», опубликованной им в 1905 году по итогам событий.    

  Последствия же событий в общественном сознании были не менее драматичны. Если до этого кровавого дня во многих ещё жила, взращённая веками, вера в единство царя с народом, то после 9 января, кровь пролитая на снег Санкт Петербурга в умах многих тысяч людей навсегда связь эту разорвала.

В преддверии Кровавого воскресенья

Священнослужитель-революционер полагал, что к царскому дворцу должны были прийти многие тысячи рабочих. В этом случае государь был просто обязан рассмотреть петицию и как-то отреагировать на неё.

Текст петиции был зачитан всем членам Собрания. Все её слышавшие поставили подписи под обращением. К концу дня 8 января их насчитывалось более 40 тысяч. Сам же Гапон утверждал, что собрал не менее 100 тыс. подписей.

Ознакомление с петицией сопровождалось речами, с которыми Георгий Аполлонович выступал перед людьми. Они были такими яркими и искренними, что слушатели впадали в экстаз.

Люди клялись, что явятся в воскресенье на Дворцовую площадь. Популярность Гапона в эти 3 дня до кровавых событий достигла немыслимых высот.

Прошёл слух, что он новый мессия, посланный Богом для освобождения простого народа. По одному его слову останавливались заводы и фабрики, на которых работали тысячи людей.

Беспредел «кровавого воскресенья» 1905 года

В то же время лидер призывал выйти на шествие без какого-либо оружия, чтобы не дать повод властям применить силу. Запрещалось также брать с собой спиртное и допускать хулиганские выходки.

Ничто не должно было нарушить мирное шествие к государю. Назначили также людей, в обязанность которых входило охранять царя с того момента, когда он появится перед народом.

Однако организаторы мирной демонстрации всё больше укреплялись в мысли, что император не появится перед рабочими. Скорее всего, он вышлет против них войска.

Такой сценарий развития событий был более вероятным. Допускалось также применение оружия со стороны войск. Но назад хода уже не было. В преддверии 9 января город замер в тревожном ожидании.

Историческое значение

Уже 9 января негодование рабочих заставило их выйти на баррикады. На Васильевском острове была захвачена оружейная мастерская, и вооружённые рабочие дали настоящий отпор царским войскам. На Невском, Среднем и Малом проспектах люди также строили баррикады, вывешивая красные флаги.

По словам В. Ленина, пролетариат в течение одного дня получил настоящее «революционное воспитание», на которое в мирное время ушли бы месяцы и годы борьбы. Стачечное движение охватило всю страну. В забастовках в январе 1905-го приняло участие 500 тыс. рабочих по всей стране, подхватив лозунг героического С-Петербурга: «Свобода или смерть!». Ширилось крестьянское движение, охватившее Курскую, Орловскую, Черниговскую и Саратовскую губернии, Прибалтику, Польшу и Грузию. «Кровавое воскресенье» стало началом революционных событий в стране.

У народа исчезли иллюзии и вера в доброго царя, с которым всегда можно договориться. Она была расстреляна 9 января 1905-го.

Использованная литература:

  • Семанов С. Н. «Кровавое воскресенье» как исторический феномен // «Вопросы истории», 1991 г. № 6, с. 182-188.
  • Кровавое воскресенье в сб. Детская энциклопедия т. 8. М, «Просвещение», 1967, с. 521-523.
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий