Нон-бинари: что это значит?

Подробный обзор

Использование термина энби

Нон-бинари: что это значит?
Таблица, показывающая процент респондентов, рассотированных по предпочитаемомому слову в отношении себя.

Слово энби (множ. энби, сокр. Н-Б) это альтернативное слово, которое может использоваться при упоминании небинарных людей. Возможно, оно было создано пользователями Tumblr под никнеймом revolutionator в 2013 году как слово, обознаначающее небинарных людей и равное по значению словам «мальчик» и «девочка». Таким образом многие люди не понимают это слово, как полную альтернативу слову «небинарные» и оно чаще используется для обозначения молодых небинарных людей. Гендерные исследования 2020 года показали, что чем старше человек, тем меньше шанс того, что этот человек будет использловать это слово в отношении себя.

Небинарные идентичности

Читайте основную статью «Список небинарных идентичностей».

Здесь приведены некоторые из наиболее распостраненных идентичностей, которые попадают под зонтичное определение небинарности, но не ограничиваются им

  • Агендеры или «‘бесполые»‘, «‘нон-гендеры»‘ — не имеют гендерной идентичности и гендера для выражения (похоже и иногда взаимозаменямо со словами Гендерно Нейтральные и/или Нейтроисы).
  • Андрогины или «‘андрогинный гендер»‘ — определение или представление между бинарным выбором мужчины и женщины, или мужского и женского (похоже и иногда используется взаимозаменяемо).
  • Мультигендеры (также может включать андрогины) — перемещение между двумя или более различными гендерными идентичностями в разные времена/ситуации или имеющие более одной гендерной идентичности в одно время. Некоторые мультигендеры определяют себя как «‘бигендеры»‘, «‘полигендеры»‘ и «‘гендерфлюиды»‘.
  • Нейтральный пол или «‘гендерно нейтральные»‘ — имеют нейтральную гендерную идентичность и/или выражение или определение, с предпочтением гендерно нейтрального языка и местоимений.
  • Гендерквир или «‘гендер квир»‘ — ненормативные гендерные идентичности или выражения. Несмотря на то, что слово гендерквир возникло, как всеохватывающий обобщающий термин, многие считают его идивидуальной идентичностью.
  • Интергендер — наличие гендерной идентичности между двумя бинарными гендерами мужчины и женщины, или мужского и женского начал
  • Нейтроис — принадлежит негендерному или гендерно нейтральному классу и как правило, но не всегда используется, чтобы указать на желание скрыть или удалить гендерную идентичность
  • Небинарные или «‘энби»‘ — общий термин, охватывающий всех людей с полом вне бинарной системы, не определяя его более конкретно. Также используется в качестве индивидуального термина к себе. Например, существуют небинарные буч или феминные небинарные.
  • Трансгендеры — идентификация с общим термином, охватывающим все гендерные идентичности или выражения, которые преступают или превосходят (выходят за пределы) правил общества о концепции гендера(трансгендеры это широкий обобщающий термин, и он охватывает также людей, которые придерживаются бинарной гендерной системы и выражения, но делаю переход между бинарными полами).

Вы можете узнать о них больше в статье список небинарных идентичностей.

Я — не монстр! И у меня есть право на существование

Я хотела бы знать, что у меня есть право на существование — как и у любого другого человека. Но тогда, несмотря на феминистские убеждения, на эмоциональном уровне я просто не могла принять себя. Ведь логика и чувства зачастую противоречат друг другу.

Но несмотря на страх и чувство вины, я не могла стать «правильной девочкой» — физически не могла, как бы мне этого ни хотелось. Я сидела над православными книгами для девочек и плакала, чувствуя собственную неполноценность. В этих книгах говорилось, что все женщины должны подчиняться мужчинам, быть тихими и скромными, как пушкинская героиня Ольга Ларина, посвятить свою жизнь семье и дому и не позволять себе даже такие безобидные развлечения, как чтение Дюма.

Но у меня был совершенно другой характер! Логически я понимала, что не обязана быть такой, как девочки из книг, но страх перед Богом говорил мне не то, что мой разум.

Всё стало гораздо хуже, когда я начала подозревать, что мне нравятся женщины.

Поэтому я тоже пыталась бороться с собой.

Я билась головой о крышку стола, только чтобы не думать о том, что мне нравится моя одноклассница. Я старалась сделать себе как можно больнее. С одной стороны, боль отвлекала меня от мысли о сексуальном влечении. С другой — служила своего рода «искуплением»: мне казалось, что если я накажу себя, ударив достаточно сильно, — возможно, Бог накажет меня слабее.

У меня появилась навязчивая мысль о том, что мое существование — ошибка. Мать рассказывала, что она хотела сделать аборт, и мне казалось, что она должна была его сделать, потому что хоть аборт — это грех, но менее страшный, чем мое существование. Я даже перестала верить в то, что моя жизнь — «богоданная», и считала себя чем-то вроде аномалии, которая не должна была появляться на свет.

Я намеренно себя мучила: не давала себе думать о том, что помогало мне прийти в себя после школьной травли, царапала и кусала руки, переходила улицу на красный свет. Мне было уже всё равно, собьет меня машина или нет: если собьет — значит, я точно ошибка; если не собьет — то, возможно, у Боженьки всё-таки есть на меня какие-то планы. Каждый случай везения меня успокаивал, убеждал, что Господь от меня не отвернулся. Но всякий раз после очередной мысли о влечении к однокласснице я снова убеждала себя в своей греховности и начинала над собой издеваться, в том числе рискуя жизнью.

Это сообщение зачастую было завуалировано, потому что никто не подозревал о моей ориентации и гендерной идентичности. Но я его отлично считывала.

Я до сих пор вынуждена контролировать себя, чтобы не жить по принципу «чем хуже, тем лучше», потому что подсознательно мне до сих пор хочется вредить самой себе, чтобы казаться хорошей. Не представляю, как бы я справлялась с этими проблемами без помощи психотерапевта!

Но если бы в свое время мне сказали, что в христианстве существуют разные взгляды на гомосексуальность, бисексуальность и трансгендерность, мне было бы легче.

Этот и подобные ему законы выставляют таких, как я, — то есть детей и подростков — безмозглыми объектами, которых надо защищать от «тлетворного влияния Запада». Несовершеннолетние в этой системе гомофобной и трансфобной пропаганды рассматриваются не как полноценные личности, а как безвольный пластилин, из которого можно вылепить что угодно.

Детей и подростков в этой системе даже не считают живыми людьми — они становятся символом «невинности» и «чистоты» нашего будущего, которое надо спасать. Реальное благополучие, здоровье, свобода и даже жизни детей и подростков для этих священников — просто идеологическая разменная монета и повод для угнетения других групп населения — взрослых ЛГБТ-людей. Их, в свою очередь, демонизируют для усиления ксенофобных настроений и отвлечения внимания людей от проблем внутри самой РПЦ, которые мы редко видим из-за закрытости системы (но если видим, то волосы встают дыбом: одного случая со священником, избившим младенца во время крещения, достаточно, чтобы это понять).

Я заметила, в том числе на вашей странице в Facebook, что некоторые небинарные люди используют слова в мужском роде, также мне попадались посты, где люди пишут через нижний прочерк. Это как-то унифицировано внутри комьюнити?

В русском и украинском языках большая часть слов имеет категорию рода, поэтому нам намного сложнее общаться с людьми, чем, например, англоговорящим. В английском местоимение they в единственном числе, которое используют относительно себя многие небинарные, стало словом года в 2015 году — идеи небинарности получают все большее распространение и признание на Западе. В Украине нет единых правил обращения к таким людям. Многие используют гендер-гэпы в письменных текстах — те самые нижние подчеркивания, благодаря которым в одно слово помещаются два грамматических рода одновременно (он_а, участник_ца мероприятия сказал_а). Некоторые пишут и говорят о себе в среднем роде или используют то мужской, то женский.

Я использую относительно себя мужской род, поскольку моя гендерная идентичность — андрогин, как и слово «человек», в русском языке имеет мужской род. У меня нет предубеждения против слов разного грамматического рода, которыми можно называть людей с любым гендером или полом, например «человек», «личность», «персона».

Многие небинарные, чтобы не создавать себе проблем в обществе, продолжают называть себя в том роде, который соответствует приписанному при рождении полу. Так они избегают конфликтов с родственниками, проблем с трудоустройством и уходят от лишних вопросов. Почему небинарный человек может говорить о себе в противоположном приписанному роде? Потому что он таким образом стремится подчеркнуть, что не относится к той ролевой модели, тому полу, который может считываться внешне. Если человек говорит о себе в мужском роде, это может означать заявление: «Я не женщина» или человек, говорящий в женском роде — «Я не мужчина». Это не обязательно означает, что они ощущают себя в противоположном гендере. Таким образом они отрицают свою принадлежность к определенному полу и ролевой модели.

Нон-бинари: что это значит?

Эсперанто

Эсперанто в нашем списке стоит особняком, потому что вводить изменения в искусственном языке несколько проще, особенно с учетом того, что изначально он создавался для облегчения коммуникации между людьми. Технически в эсперанто нет интересующей нас грамматической категории — есть только местоимения li «он» и ŝi «она». Но у некоторых существительных и прилагательных определенный род всё же подразумевался. В качестве примера можно привести поговорку: «Al feliĉulo eĉ koko donas ovojn» («Для счастливого человека даже петух несет яйца»), — где изначально нейтральное koko переводится именно как «петух».

На ранних этапах создания языка говорящие на нем предлагали ввести нейтральные местоимения, но заметные подвижки в этой области начались относительно недавно. Основатель эсперанто Людвик Заменгоф планировал использовать местоимение ĝi — аналог английского it — в качестве гендерно-нейтрального. Но, как и в английском, оно чаще всего употреблялось для обозначения предметов, потому потребовалось другое решение. В 1970-м впервые в этом качестве было предложено использовать ri, которое десять лет спустя заняло свое место в языке и стало особенно популярным у западной молодежи.

Жители многих стран уже осознали или хотя бы начали осознавать всю важность вовлечения каждого в разговор о переменах. История в очередной раз доказывает, что язык — это не цель, а средство общения

Когда-то в нем нашлось место для гомосексуалов, людей с инвалидностью, феминисток, этнических меньшинств. Теперь пришло время небинарных членов общества. В любом языке есть множество инструментов, которые помогут каждому найти свое «я», и у нас нет никаких оснований лишать кого бы то ни было этой возможности.

Я лучше знаю, кто я, чем окружающие меня взрослые

На самом деле, любой человек лучше знает кто он, чем окружающие его люди.

Это не зависит от возраста. Поэтому если твое самоощущение не совпадает с тем, что говорят тебе окружающие или что сказано в священных текстах твоей религии — доверяй своим чувствам, а не чужим мнениям.

Я знала, что я небинарный трансгендер, задолго до того, как впервые услышала слова «небинарный» и «трансгендер». В три-четыре года, когда у большинства детей была уже сформированная мужская или женская гендерная идентичность, я просто не понимала, почему я должна быть девочкой.

Но все мои попытки говорить о себе в мужском роде жестко пресекались. Надо мною смеялись, меня игнорировали или говорили, что я веду себя подобным образом, потому что я маленькая и слишком глупая — такая глупая и невоспитанная, что не в состоянии понять, как надо себя вести и быть такой же, как мои сверстники. Поэтому к пяти годам я уже понимала, как надо себя вести (во всяком случае, когда речь заходила о гендере) — я была вынуждена подчиняться придуманным взрослыми правилам, сознательно идти на компромисс и говорить о себе исключительно в женском роде. Я даже старалась думать о себе как о женщине.

Но я бунтовала против гендерных стереотипов, направленных на женщин. Против бесконечных попыток отца доказать мне, что я обязана научиться готовить, чтобы найти себе мужа; против попыток священника навязать мне идею о том, что я обязана нарожать много детишек, а потом уйти в монастырь. К 12 годам я стала феминисткой. А моя семья к тому времени стала еще более консервативной и воцерковленной.

Тогда мне было действительно страшно думать, что я могу быть не женщиной, а тем непонятным «бесполым существом» — одним из тех «монстров», которыми проповедники из РПЦ пугают прихожан.

Об их чувствах, переживаниях, взгляде на мир говорить вовсе не принято: разве что о том, что они отправятся прямиком в ад за свои грехи. Они будто и не люди вовсе. Быть «таким существом» еще хуже, чем быть «неправильной» женщиной. А мысль о том, что я могу быть одним из «монстров», пугала меня настолько, что я старалась обесценить собственные ощущения и убедить себя в том, что моя «детская» гендерная идентичность была всего лишь бунтом против традиционной женской роли, навязанной патриархатом.

Сейчас мне 23 года. Я остаюсь феминисткой. Я до сих пор борюсь с патриархальными общественными установками. А еще я наконец-то открыто стала говорить о себе как о небинарном трансгендере, использовать и мужские, и женские местоимения, открыто писать о своем трансгендерном опыте и радоваться, что иногда мне удается выглядеть так, что по моей внешности невозможно сказать, какого я пола.

Я поняла, что дело не в гендерных установках, не в том, что в раннем детстве я «подсознательно бунтовала против патриархата», а в том, что я действительно не могу воспринимать себя исключительно как мужчину или как женщину. Я просто не представляю, как можно думать о себе в подобных категориях!

Панический страх перед Богом — не набожность, а признак психического расстройства

Я панически боялась Бога с раннего детства, идеализировала этот страх и верила, что он делает меня хорошей христианкой.

Я боялась написать слово «Бог» неправильно, потому что думала, что «Боженька обидится»: обида высшего существа, создавшего Вселенную, — опасная штука

Фразе «Боженька обидится» меня обучил отец: «Осторожно с иконами, иначе Боженька обидится», — и я боялась иногда даже смотреть на иконы! «Не бегай в церкви, иначе Боженька обидится!» — и я боялась думать в церкви, потому что мне было сложно думать, если я не двигаюсь. Фразу «Боженька обидится» я выучила задолго до того, как поняла смысл слова «обидится», задолго до того, как научилась применять это слово по отношению к людям

Навязчивая и привычная с раннего детства мысль о том, что я обязательно что-то испорчу и «Он обидится», привела к тому, что лет с 14 лет ко мне в голову прямо во время молитвы стали лезть богохульные картинки — вроде икон, измазанных дерьмом. Позже во время молитв в мое сознание начали прорываться мысли об однополом сексе.

Эти образы появлялись по принципу «не думай о зеленой обезьяне!». Когда усиленно стараешься что-то не представлять, вероятнее всего, только об этом и сможешь думать.

Чтобы справиться с «греховными» фантазиями, я стала молиться усерднее, в том числе замаливая мысль о «грехе содомии»

Мысль о том, что я могу быть «содомитом», казалась мне настолько страшной, что я даже не могла задержать на ней свое внимание. Зато я могла молиться

Я молилась, как мой отец: каждое утро, каждый вечер, перед тем, как уйти из дома, и каждый раз, как приходила домой. Я читала «Отче Наш», Псалом 90, потом перечисляла просьбы Господу и Богородице в свободной форме и десятки раз повторяла «Господи, помилуй». Рано или поздно в мои молитвы врывались эти страшные, «содомитские», «богохульные» картинки. Тогда я начинала свой молебен с самого начала. Потом опять сбивалась, и снова начинала сначала…

Старалась делать это незаметно, но у меня не получалось: окружающие пялились на меня и показывали пальцем — но я ничего не могла с собой поделать. Когда я не молилась, то чувствовала почти физическую боль — ужасное ощущение в сердце и в области висков. На меня волной накатывали мысли о собственной греховности и вечных муках. Я не могла читать, не прерываясь на молитву. Не могла смотреть фильмы. Не могла писать свою книгу. Не могла гулять.

Мне понадобилось несколько лет после того, как я уехала от родителей, чтобы восстановить эти простые навыки. С некоторыми из них у меня до сих пор проблемы — над их решением я работаю с психотерапевтом.

Кроме того, я не могла учиться. В выпускном классе я была не в состоянии делать домашнее задание, писать контрольные, сдавать экзамены. Большую часть выпускных экзаменов я провела за молитвами, что значительно снизило мои шансы на поступление в вуз. Кроме того, мой мозг иногда не выдерживал напряжение от молитв и просто отключался: я в буквальном смысле слова могла вырубиться прямо во время экзаменов!

Когда всё зашло настолько далеко, я решилась рассказать родителям о проблеме с «навязчивыми» молитвами.

Об отношениях с обществом. «Сейчас я понимаю, какой это был п*здец: никто не должен через такое проходить»

– Ты говорил о своей гендерной идентичности с родителями, друзьями? Какая у них позиция на этот счет?

– С родителями на эту тему я разговаривал достаточно поверхностно. Просто я не думаю, что это их сильно интересует. Поэтому не вижу смысла детально рассказывать им о том, как я себя ощущаю.

Эту тему актуальнее обсуждать с друзьями и знакомыми, потому что чаще всего они понимают (хотя бы поверхностно), о чем я говорю. Я не читаю им лекций на тему гендерности – мы просто ведем об этом диалог, если кому-то из нас это интересно.

Ну и у меня есть офигенный молодой человек, с которым мы познакомились в приложении для знакомств. На первых порах рассказал ему, что я за рамками бинарности, и ему было все равно: во-первых, потому что он бисексуал, а во-вторых, потому что ему хорошо со мной.

А вот с незнакомыми людьми на эту тему я не говорю, если меня не спрашивают или нет повода. Ведь это не та история, о которой ты будешь кричать при знакомстве с кем-то.

– Сейчас ты сам можешь выбирать свое окружение. А как складывались отношения с одноклассниками?

– К людям, которые отличаются, дети относятся как к чужим. У меня был как раз этот случай. В начальной и средней школе я был самым маленьким в классе, к тому же с достаточно тихим характером. А такие ребята – легкая мишень для остальных.

В период подросткового возраста, конечно, ко мне стали возникать другие вопросы: кто мне нравится, поздравления с 8 Марта, потому что я не подхожу под ожидания других. Я постоянно опаздывал, мог пропускать первые уроки – мне не хотелось идти в школу. В каком-то плане отличия человека могут оказать влияние и на образование.

Кроме физического насилия, было и психологическое: в то время только появлялся «Вконтакте», и ребята из класса там создали группу, в которой обсуждали меня. Сейчас я понимаю, какой это был п*здец: никто не должен через такое проходить. Одноклассники спокойно рылись в моих вещах, бросали одежду на пол, на улицу, в лужу.

Мне кажется, некоторые учителя в школе думали, что с моим умственным развитием что-то не так: какие-то вещи я не мог делать, но лишь из-за того, что чувствовал себя в гиперопасности.

После 10-го класса при первой же возможности я перешел в другую школу. Это решение было принято быстро: сказать родителям, съездить на экзамены в гимназию и узнать, что я их сдал. Какое-то время в новом коллективе все было хорошо, но постепенно ситуация вернулась.

В университете было проще: там более взрослые понимающие люди, поэтому мне не было страшно туда идти. Да, было беспокойно, но вуз – это не такое закрытое пространство, как школа. В универе мне посчастливилось встретить очень классных людей, которые могли говорить на абсолютно разные темы, включая те, что волновали меня. К тому же там я встретил свою лучшую подругу – сейчас она мне как сестра.

Нон-бинари: что это значит?

Шведский

В 2015 году шведы внесли в официальный словарь позаимствованное из финского языка местоимение hen — альтернативу мужскому han и женскому hon. Внедрение слова в живую речь и тезаурус прошло не без проблем. Еще в 2012 году у него было много противников, особенно после того, как детский писатель Йеспер Лундквист решил использовать hen по отношению к главному герою своей книги Kivi & Monsterhund. После ее выхода разразился медиаскандал. «А как же дети?» — вопрошали оппоненты Лундквиста.

Одна газета исключила одиозное местоимение из своего официального вокабуляра — другой развлекательный журнал, наоборот, рекомендовал его к употреблению. Совет шведского языка поначалу новую инициативу не одобрил, но спустя два года изменил свое мнение и признал, что hen может занять законное место в словаре.

Достижению этой локальной победы, во-первых, немало способствовали представители ЛГБТ-сообщества, активно продвигавшие местоимение, которое позволяет им на равных включаться в общественную жизнь.

Как реагировало ваше окружение на такую самоидентификацию?

Мое ближайшее окружение никогда не проявляло агрессию или враждебность по этому поводу. Вначале это мог быть страх. Подозреваю, что меня могли считать больным или несчастным. Иногда слышал что-то вроде: «Не майся дурью, не говори глупости, все с тобой в порядке, ты нормальный человек своего пола».

Я точно знаю, что остался непонятым. Но родственники меня продолжают любить и стараются этой темы не касаться. Я не уступаю и прошу обращаться к себе именно так, как комфортно мне, всегда исправляю. Некоторые стараются ко мне обращаться правильно, некоторые намеренно упираются и не признают мое право. Если говорить о знакомых, то многие просто прекратили общение без объяснения причин. Возможно, для некоторых из них было настолько не понятно или отвратительно мое самоопределение, что они предпочли разорвать связь. Были друзья, которые прямо говорили, что им подобное неприятно, не позволяют религиозные убеждения, они никогда не смогут относиться ко мне или обращаться так, как этого хочу я. И я не жалею о нашем расставании, потому что тратить время и моральные ресурсы на людей, которые не хотят развиваться и идти в ногу со временем, — настоящее расточительство. А жизнь показывает, что в мире достаточно успешных, культурно-ориентированных людей, которые могут воспринимать тебя адекватно и уметь оценивать поступки и человеческие качества, отодвигая пелену навязанных предрассудков.

Сейчас попадаются очень странные люди из ЛГБТИК-среды, которые сразу начинают настаивать на том, что я себя неправильно называю, пытаются выспросить «настоящее» имя, будто мое имя не может быть настоящим, некоторые даже специально мисгендерят (неверное и намеренное/не намеренное употребление местоимений, не соответствующих гендерной идентичности, — прим.), а потом начинают оправдываться. И тут главное не рубить с плеча, а попытаться понять, насколько человек наивен в вопросе самоопределения и гендера, или перед тобой просто закомплексованный тролль. Я всегда иду навстречу тем, кто действительно не сталкивался с подобным, кто способен слышать и воспринимать информацию, расширять свой кругозор. Ведь моя задача в том числе показать, что я ничем не страшен и вполне здоров, рассказать о своем существовании большему количеству людей, пока это не сделали озлобленные сторонники «светлого» прошлого. Такие люди извиняются, задают вопросы, подстраиваются. Впрочем, это нормальное поведение для неконфликтного психологически зрелого человека — идти на какие-то уступки и взаимно уважать особенности друг друга. Если в словах и тоне собеседника очевидно читается издевка, то я не трачу время и эмоциональные ресурсы на таких людей, а сразу отсеиваю. Разбираться с их комплексами и учить воспринимать мир таким, какой он есть, — задача определенного специалиста.

Известны ли вам случаи, когда дети в Украине идентифицируют себя как небинарных?

Многие дети и подростки ищут себя, идентифицируют себя с персонажами любимых произведений. Некоторые из них в конце концов приходят к осознанию своей небинарной гендерной идентичности, для других это остается просто игрой. Я общался с такими детьми, многие интересовались этими вопросами. Есть даже случаи, когда люди, благодаря общению со мной, смогли определиться, ответить на важные для себя вопросы, понять, в чем кроется корень проблем, принять себя и научиться с этим жить.

Родители, как правило, воспринимают попытки поговорить крайне агрессивно, особенно если это религиозные люди. Они начинают закрываться от информации, и еще минуту назад доброжелательное вежливое общение перерастает в конфликт с их устоявшимся мировоззрением. Хотя именно родителям и педагогам стоило бы знакомиться с информацией и вариантами самоидентификации и развития человека. К счастью, есть педагоги-представители ЛГБТ или просто молодые прогрессивные учителя, которые готовы воспринимать любое самоопределение ученика. Именно с ними можно и стоит работать.   

Что такое гендерная идентичность?

Это главный термин, который поможет понять, что такое нон-бинари. Гендерная идентичность человека — это внутреннее ощущение себя мужчиной или женщиной (т.е. представителем конкретного генлера). Цисгендеры — люди, чья гендерная идентичность соответствует биологическому полу. Трансгендеры — это люди, чья гендерная идентичность противоположна биологическому полу. Обычно трансгендерами называют всех людей, чья гендерная идентичность не соответствует полу назначенному при рождении. Гендерная идентичность отличается от гендерных ролей и гендерного выражения. Гендерное выражение — это поведение, которое отражает гендерную идентичность человека. Такое поведение может соответствовать или не соответствовать гендерной идентичности. Гендерная роль — это поведение, которое общество отождествляет с определенным полом в данное время и в данной культуре. Гендер отличается от биологического пола и сексуальной ориентации. Биологический пол связан с анатомией и физиологией человека. Гендер — это социальное представление, которое включает нормы для человек определенного биологического пола. Сексуальная ориентация — определяется сексуальными предпочтениями человека

Важно понимать, что люди любого пола могут иметь любой гендер. Эти понятия независимы друг от друга

В обычной бинарной гендерной системе выделяют только два гендера: мужской или женский. Но сегодня мы знаем, что гендеров намного больше.

Небинарная презентация и самовыражение

Нет единого или ‘правильного’ способа выражения небинарного гендера. Большинство небинарных людей руководствуются в первую очередь удобством и желанием быть верными себе, а не попытками следовать какой-то определенной гендерной роли. Небинарные люди могут или не могут испытать Гендерную дисфорию или может возникнуть только телесная или социальная дисфория. Небинарность — широкий термин, охватывающий большое количество гендерных идентичностей и самовыражений. Какой бы путь небинарные люди не выбирали для своего самовыражения и презентации своего гендера, этот путь допустим

Не все небинарные люди испытывают гендерную дисфорию или хотят совершить’переход’. Некоторые считают, что нет социальной роли или тела в которое переход может быть совершён и просто фокусируются на том, что бы быть собой

Андрогинная или гендерно-нейтральная репрезентация

Некоторые небинарные люди имеют необходимость или выбрают выглядетьандрогинно или имеют гендерно нейтральное выражение гендера; обычно это выбирают что бы спрятать, убрать или стереть гендерные знаки. Это индивидуально для каждого человека и это не является «более небинарным» выражением гендера, чем другие пути его выразить

Некоторые небинарные люди испытывают телесную дисфорию, связанную с первичными или вторичными половыми признаками. Скрывание, удаление или замена этих половых характеристик для уменьшения гендерной дисфоии в результате может статт физической андрогинией без индивидуальной цели человека иметь андрогинную презентацию.

Гендернах

Гендернах (англ. genderfuck)- презентация некоторых небинарных людей является ‘конфликтной’ комбинацией Гендерных знаков и при этом они нелогичные, вызывающие или шокирующие для тех, кто ожидает, что другие будут пытаться раствориться в Гендерной бинарности. Например, сочетание бороды с макияжем и бюстгальтером. Эта практика агрессивного нарушения правил гендерной презентации известна как гендернах, гендертрах и иногда гендерпанк.

Гендерно нейтральный язык

Некоторые небинарные люди предпочитают использовать в отношении себя гендерно нейтральный язык и местоимения. Некоторые выбирают гендерно нейтральное обращение, например используют «Miks(Mx.)» вместо «Mistress(Mrs.)» или «Mister(Mr.)». Другие могут отказаться от него вообще

Расширение или разрушение бинарных гендерных ролей и языка

Некоторые небинарные люди предпочли бы расширить или разрушить то, что является социально приемлемым для их назначенного гендера. Это может быть связано с предпочитением бинарных местоимений, а кроссдрессинг, смешивание или совмещение гендерных знаков и тому подобное является подрывом общественных ожиданий о гендерной роли. Некоторые могут считать это политическим актом, для других это просто выражение собственной идентичности или личности.
Некоторые небинарные люди не имеют предпочтения гендерно нейтрального языка и вместо этого,
используют язык и местоимеие не связанные с их назначенным при рождении полом.

admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий