Отец, обвиняемый в насилии над 1,5-годовалой дочкой: я сам не понял, как это случилось

«Ты сломлена, но я тебе помогу»

Александр, 23 года

Я никогда не думал, что нечто подобное может случиться со мной. Тогда мне был 21 год: я работал в довольно толерантной компании, руководство знало, что я — трансгендерный мужчина, который собирается сделать гормональный переход, и относилось ко мне положительно. Все было хорошо.

Однажды у нас появился новый сотрудник — молодой парень лет 25, вежливый, общительный. Мы быстро нашли с ним общий язык. Однако ему было сложно понять, что я трансгендерный мужчина. Я столкнулся с мисгендерингом с его стороны — когда окружающие воспринимают тебя по половой, а не гендерной идентичности. Объяснив ему, кто я такой, я увидел в ответ искренний взгляд и улыбку со словами: «Я все равно принимаю тебя». Но он не принял.

Ничего не подозревая, я сильнее привязывался к нему. Доверял. Мы стали, как мне тогда казалось, настоящими друзьями. Часто гуляли, посещали музеи. Пару раз я приезжал к нему домой. Мы заказывали много еды, смотрели сериалы, болтали ночами. Я был счастлив, что в моей жизни появился такой человек. Все это продолжалось около четырех месяцев.

«Я ему верила»

— Отец давил на жалость?

— Да. И я, естественно, ему верила. В тот момент я находилась в эмоциональных тисках.

— А когда наступил пубертатный период, не пришло осознание, что такие отношения ненормальны?

Сейчас я работаю над этим. Потому что у меня очень много страха, отвращения, плохих мыслей по отношению к себе… Много сожаления, что я не поговорила ни с кем раньше. Когда я доходила до эмоциональных пиков, когда мне хотелось кричать от того, насколько было внутренне больно, я думала, что лучше бы моя жизнь уже закончилась прямо сейчас. Я тогда умоляла, чтобы со мной что-нибудь произошло. Потому что для меня это был самый лёгкий вариант выхода из этой ситуации.

— И попытки были?

— Были. Но не удавалось. Что-то меня останавливало. В голове звучала фраза: «Ты не знаешь, что будет завтра». Я рассказывала об этом своей лучшей подруге. Мы долго плакали, она просила при первых же подобных мыслях обязательно ей говорить.

Я передавала записку другу, с которым мы вместе со второго класса. Написала очень сумбурно, думаю, он, скорее всего, не понял, что происходило.

— Вы пытались обратить внимание на свою проблему, а не действительно покончить с собой, верно?

— Да. Но в итоге я его тоже очень легко убедила, что всё закончилось и всё нормально… У меня были порывы поговорить со своими близкими учителями. Я им очень доверяла, они меня вдохновляли. Вообще мне всегда лучше удавалось найти контакт с более взрослыми людьми, чем со сверстниками. Я хотела всё рассказать учительнице по литературе, но в какой-то момент просто что-то щёлкнуло — и я передумала. Я не помню, по какой причине я этого не сделала. Может быть, меня остановила её религиозность… Ребёнку без какой-то поддержки очень сложно пойти на опасный шаг. И то, что я делаю сейчас, — это для меня очень сложно морально.

— А сейчас вы бы ей рассказали?

— Да.

— И не боялись бы за маму?

— Вы не пробовали обратиться на горячую линию для подростков?

— Никогда об этом не думала. Сейчас я понимаю, что это очень многое бы изменило. Но тогда у меня и в мыслях не было звонить куда-то и рассказывать.

Что делать, если у папы или отчима с ребёнком подозрительные отношения?

«Надо попытаться выяснить, есть ли у ребёнка какой-то близкий человек, которому он доверяет. Жертве всегда нужен кто-то, кто объяснит, что нельзя скрывать, нужно рассказать о том, что с тобой происходит, в противном случае это никогда не закончится. Что запугивания и шантаж преодолимы, из этого есть выход. Бывает, что о сексуальном насилии, совершённом над ребёнком в детстве, становится известно спустя уже 20—30 лет, — говорит Левченко. — Нужно попробовать поговорить с мамой ребёнка: бывает, она действительно не замечает, что происходит. Доверенным человеком может быть брат или сестра, кто-то ещё из родственников. Нужно постоянно быть на связи с ребёнком или подростком, у них после сексуального насилия велик риск суицида. И главное — объяснить жертве, что она в этом не виновата. 90% девочек-подростков в том, что с ними происходит, винят себя, даже если их насилует родной отец.

Зачастую педофилы на этом выстраивают свои отношения с жертвой: «Ты меня сама спровоцировала, в одних трусах по комнате ходила! Почему на тебе такое сексуальное платье?»

И не нужно бояться обращаться в правоохранительные органы. Сделать это может любой человек, в том числе не член семьи. Педофилами занимается Следственный комитет. Нужно идти и писать заявление. Следователи обязательно проведут проверку. Многих останавливает отсутствие доказательств. Но их сбор — задача не гражданина, а следователей. А вот предотвратить или остановить совершающееся преступление может каждый. Даже если информация не подтвердится, заявителю ничего не будет. Если он, конечно, умышленно не наврал. Можно и нужно обращаться на нашу круглосуточную горячую линию «Сдай педофила» — мы проконсультируем, как действовать».

Пассивность и низкая самооценка

Считается, что пассивность — основная черта жертв.

– В Америке проводили специальный эксперимент, — рассказала юрист-виктимолог Элина Сидоренко. — Мужчинам-насильникам показывали фото девушек, проходящих по улице, и просили указать, кого можно изнасиловать. Все выбирали одних и тех же — самых сереньких, неприметных. Те шли в «закрытых» позах. Их взгляд как будто был обращён внутрь них самих, а не в мир.  

Преступники понимали: такая женщина меньше способна на сопротивление, чем, например, самоуверенная красотка, которая привыкла чувствовать себя в центре мира. «Серенькая» девушка, возможно, привыкла к обратному — что на неё давят, постоянно заставляют её что-то делать. Скорее всего, она слабая и нерешительная по характеру. А слабость — это то, что нужно преступникам.  

Москвичка Оксана рассказала, как решительность характера могут считывать окружающие и как это спасает от неприятностей. 

— Я вешу немногим больше 40 кг. Что я смогу сделать, если ко мне начнёт приставать кто-то, кто в 2—3 раза меня крупнее? — говорит она. — Я боюсь ходить по улицам одна поздним вечером и стараюсь этого не делать. А если пришлось идти, и если я почувствовала опасность, то просто убегаю. Причём немало было случаев, когда мужчины действительно пытались приставать, угрожать, кричали мне, убегающей: «Сейчас догоню — порву». Раньше я думала, что убежать — это единственное, что мне может помочь. И вот иду я как-то одна, уже темно, а за мной двое пьяных. Я думаю: ну вот опять, сейчас начнётся «Девушка, а может познакомимся» и всякие пошлости. Мне нужно было зайти за сигаретами в маленький магазинчик — такой маленький, что трём покупателям уже тесно в нём будет. Я захожу, те двое тоже сворачивают к магазинчику, и тут я слышу, как один говорит другому (в переводе с матерного): «Ты куда? Видел, какое у неё лицо? Подожди, а то сейчас тебе как влетит от неё». Видимо, я тогда действительно сильно разозлилась. 

Есть ещё одна причина, по которой «сереньким мышкам» трудно сопротивляться, добавляют психологи. Если женщине не хватает комплиментов и букетов цветов, а тут вдруг мужчина проявляет к ней интерес, то она может легко забыть об опасности

Она радуется: наконец-то на неё кто-то обратил внимание. Насильник «узнаёт» свою жертву по скованным движениям и опущенным глазам. 

Ты не идеален. Меняйся!

— Обычно никто не начинает отношения с того, чтобы управлять партнером. Есть ли какие-то красные флаги, предупреждающие об этом?

— Если человек пытается вписать другого в какую-то рамку, в свои представления о том, как надо, значит, в отношениях высока вероятность насилия. 

Допустим, мы с вами встречаемся, у меня есть представление об идеальной женщине, а у вас — об идеальном мужчине, мы внешне подходим под представления друг друга. Но в какой-то момент кто-то из нас понимает, что выходит за рамки этого идеального представления. Значит, надо сделать выбор. Можно сказать: «Извини, я думал, ты идеальная, а ты — нет, я пошел искать идеальную». Или согласиться с неидеальностью. 

Или же третий вариант, силой вмещать этого человека в рамку. Это насилие. 

То есть само ожидание или знание, как должно быть — не насилие. Реализация этого знания против воли другого человека будет насилием.

— Почему тема насилия женщин над мужчинами почти не обсуждается в обществе? Об этом ведь не принято говорить.

— Потому что это вопрос политический. От моих коллег из женских кризисных центров, с кем мы вместе работаем, я слышу, что мужское насилие более опасно, потому что мужчины чаще применяют физическое и сексуализированное насилие. И я согласен с ними.

Отец, обвиняемый в насилии над 1,5-годовалой дочкой: я сам не понял, как это случилось

«Таскал за волосы и ударил ножом, а за стеной — дети». Как жертвы домашнего насилия оказались за решеткой

Да, женщины тоже совершают насилие, и я бы не сказал, что это редкость. Однако не должны ли мы обеспечить безопасность в первую очередь тех, кто в большей опасности, то есть женщин? Вопрос не праздный. 

Я слышу еще один аргумент о том, что патриархальное общество тысячелетиями угнетало женщин, которым пришлось найти способ управления мужчиной и стать той самой «шеей» из пословицы. И это то, с чем я согласен. Однако дальше логика развивается так, что раз исторически мужчины угнетали женщин и продолжают это делать, то пока мы не добьемся безопасности последних, о женском насилии в адрес мужчин говорить не стоит. 

Не уверен в эффективности этой стратегии, хоть и понимаю, в чем ее смысл. Вероятно, он заключается в том, что, говоря о женском насилии, мы размываем куда более выраженную и имеющую куда более трагичные последствия проблему мужского насилия в адрес женщин.

Быть может, продуктивнее было бы остановить споры о том, кто кого тысячи лет угнетал, а начать с чистого листа.

Важнее развивать чувствительность к насилию здесь и сейчас. Тогда мы сможем заметить насилие в своих действиях и решить, что нужно остановиться.

Отец, обвиняемый в насилии над 1,5-годовалой дочкой: я сам не понял, как это случилось

Детство

— Когда вы слышите слово «детство», какая картинка у вас возникает перед глазами?

— Как мама или папа везут меня на санках в детский сад. У меня всегда было скрытое соревнование с ребятами по группе. Они ходили пешком, а я думала, как я быстрее них доберусь на санках…

— Какие были отношения у мамы с папой?

— Когда я была маленькая, они постоянно сходились и расходились. Мама была очень ревнива. Она ревновала его к сотрудницам по работе — даже если он не давал никаких поводов. Но тогда я не знала об этих ситуациях. Мама мне просто говорила: «Папа должен уйти. Папа вернётся нескоро». Я помню картинку, как мы провожаем его на остановку. Мама говорит мне: «Вы будете с папой видеться, но гораздо реже».

— Что вы чувствовали?

— Мне было очень больно, но это быстро проходило тогда.

Он постоянно слышит: «Ты мужик или нет?»

Я думаю, в больших городах есть еще проблемы, связанные с межнациональными браками. Мигранты зависимы экономически. Я на рынке наблюдал: вместе шли мужчина и женщина, он — восточной внешности. Она что-то выбирает, покупает свинину. Он говорит: «Я не ем свинину». Она ему: «Да поговори еще. Будешь жрать, что дадут». 

Но не все женщины ведут себя с позиции силы.

А если мы говорим про тех женщин, которые социализированы по женскому типу, то там преимущественно могут быть формы насилия в виде манипуляций. Как в стереотипах про то, что мужчина — голова, а женщина — шея. Когда управление идет исподволь и давление принимает форму рекомендации. 

— Но рекомендация не обязательна к исполнению. 

— Если это действительно рекомендация. А если это такая форма манипуляции, которая только выглядит рекомендацией? Тогда человек может не чувствовать себя свободным в том, чтобы от нее отказаться. Потому что, отказываясь, он теряет в статусе, перестает быть «настоящим мужчиной». 

Отец, обвиняемый в насилии над 1,5-годовалой дочкой: я сам не понял, как это случилось

С агрессором — в одной комнате. Как живут жертвы домашнего насилия во время пандемии

Пример — мужчине на работе предлагают повышение, он может стать начальником. А он не склонен к этому — ему неинтересно, для него быть руководителем — слишком тревожно, он не любит командовать. Но супруга говорит: «Ты чего, тебе же предложили!» И, отказываясь от этой должности, он понимает, что падает в глазах жены. Есть ли у него возможность отказаться? Да, но если он хочет сохранить статус в этих отношениях, то она очень призрачная.

— Это та самая узурпация воли?

— Да, потому что жена не дает ему возможности быть тем, кем он хочет быть.

Я встречал мужчину, который говорил: «Мне нравится, когда моя супруга меня подстегивает, мне так проще, я сам не решился бы, а тут она настаивает». Мы с ним долго разговаривали, и я понял, что у него есть определенный дефицит в волевой сфере. Он его осознавал и использовал внешний ресурс, в хорошем смысле этого слова, для того чтобы достигать того, чего хочет.

Но бывает по-другому. Бывают ситуации, когда мужчина действительно не хочет принимать такое решение — например, становиться руководителем. Но считает, что должен соответствовать званию мужчины, которое предполагает карьерный рост. Поэтому он готов себя насиловать и находит для себя такую спутницу жизни, которая подстегивает его в насильственной форме, постоянно ставя вопрос: «Ты мужик или нет?»

Вообще хрупкая миниатюрная девушка может быть в чем-то сильнее здорового мужика. Не физически, а внутренне. И применять насилие очень серьезно и даже изощренно.

— Почему люди попадают в подобную ситуацию насилия?

— Они сами себе не сочувствуют. И не принимают сочувствия от других. Злятся и как-то еще дают понять, что им это не нужно. Если человек сам себе не сочувствует, значит, насилует сам себя. Я думаю, такого человека легко увидеть.

«Пугают, что отправят в детский дом»

«Случай Лены — классический, — говорит Анна Левченко, руководитель Мониторингового центра по выявлению опасного и запрещённого законодательством контента. — Такое встречается в тех семьях, где нет доверительных отношений между матерью и ребёнком. Мать не верит дочери (как правило, речь идёт именно о девочках) до последнего. Бывает, что матери закрывают на это глаза ради мужчины, ради сохранения отношений. При этом девочки почему-то чувствуют себя ответственными за брак родителей и боятся разрушить семью, рассказав про домогательства со стороны отца или отчима. Поэтому, как правило, в семье такие дети поддержки не находят».

«Это реальные случаи. Например, так было год назад в Москве, — продолжает Анна. — Директор школы обратилась в правоохранительные органы, но мать запугала дочь до такой степени, что девочка тут же изменила показания, сказала, что ничего не было. Девочке на тот момент исполнилось 16 лет. Насиловал её отчим с восьми лет. Почему она решила обо всём рассказать? Её родной сестре тоже исполнилось восемь, она заметила, что отчим стал приставать и к младшей. То есть себя защитить она не смогла — хотела помочь хотя бы сестре. Мать в ярости бросилась на неё, на учителей, на директора. Я при этом присутствовала, видела своими глазами. Люди из Следственного комитета и с Петровки (ГУ МВД по Москве. — RT), которые занимаются такими случаями, пообщавшись с девочкой, в один голос сказали, что на 99% уверены: она не врёт. Но ничего сделать не могли, потому что девочка меняла показания. В итоге всё-таки дело дошло до задержания. Мать до последнего защищала педофила-сожителя».

«Иногда школьные психологи или учителя начинают пугать тем, что ребёнка изымут из семьи и отправят в детский дом, — говорит Левченко. — У нас был случай, когда 15-летняя девочка рассказала учительнице о домашнем насилии. На что та ей ответила: «Ты самая обеспеченная в классе, тебе все завидуют, а что случится, если папу отправят в тюрьму, а маму лишат родительских прав?» В итоге девочка продала всех своих дорогих кукол, собрала около 15 тыс. рублей и убежала к бабушке в Барнаул, живёт теперь у неё».

По мнению Анны Левченко, необходимо открывать центры для жертв сексуального насилия, где ребёнок или подросток может пройти курс реабилитации с помощью медиков и психологов. Сейчас таких центров очень мало.

«Необходимы беседы в школах о личных телесных границах, о том, что такие действия со стороны взрослых ненормальны, — считает Левченко. — Дети, в отношении которых совершается сексуальное насилие с раннего возраста, просто не знают, что такое норма, они могут не осознавать, что они жертвы. Также нужно объяснять, что есть бесплатная юридическая и психологическая помощь».

От четырёх до десяти лет тюрьмы

«3 июня текущего года поступило заявление от 21-летней потерпевшей. Она сообщила, что против неё совершались насильственные действия сексуального характера. В тот же день следственными органами Следственного комитета по Приокскому району Нижнего Новгорода было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ. Подозреваемый — а им оказался 43-летний отец девушки — был задержан, а позже помещён под стражу», — рассказала RT старший помощник руководителя СУ СК РФ по Нижегородской области по взаимодействию со СМИ Юлия Склярова.

Отец, обвиняемый в насилии над 1,5-годовалой дочкой: я сам не понял, как это случилось

  • Старший помощник руководителя СУ СК РФ по Нижегородской области по взаимодействию со СМИ Юлия Склярова
  • RT

По словам представителя СК, обвиняемый даёт показания, но вину не признаёт.

Отцу Лены грозит от четырёх до десяти лет тюрьмы. Но чисто теоретически есть возможность наказать обвиняемого за то, что он делал с Леной, когда она была совсем маленькой.

Сексуальное насилие в отношении ребёнка, не достигшего 14-летнего возраста, подпадает под особо тяжкую статью (по ней срок давности составляет 15 лет). Если следователи смогут собрать доказательства, отец Елены может отправиться за решётку на 12—20 лет.

С чего всё началось

— Я помню, когда я была совсем маленькой (может быть, лет пять или шесть), у нас была игра в раздевание. Он (отец. — RT) начал снимать с меня одежду, и в ответ на какую-то игру я с него начала снимать одежду. Я не помню всех деталей, у меня просто есть в памяти эта картинка.

— А чувства свои помните?

— Что норма, а что нет…

— Да. Папа для меня был в детстве авторитетом. Когда у нас были конфликты с мамой, он меня всегда защищал.

Отец, обвиняемый в насилии над 1,5-годовалой дочкой: я сам не понял, как это случилось

  • Семейное фото с матерью и отцом

— А если бы вы после той игры на раздевание рассказали о ней маме, как бы она отреагировала?

— Я думаю, она бы ему устроила скандал. Она очень строгая женщина и такого бы не допустила.

— А сама мама ничего не чувствовала, не спрашивала, не пыталась что-то выяснить?

— Мне кажется, в какой-то момент она поняла, что что-то не так. Мы начали очень сильно отдаляться друг от друга.

— Когда? Сколько вам было лет?

— Лет 16. Я начала от неё замыкаться. Каждый раз, находясь рядом с ней, я чувствовала непреодолимый забор. И как через это переступить, переступить через себя, я просто не знала. Моя мама всегда была очень сильной. Ей приходилось всё на себе тянуть. Всегда самостоятельна, всегда всё сама. На тот момент мне казалось, что жизнь моей матери рухнет, если я ей расскажу. У неё тоже была очень непростая жизнь. Я боялась её травмировать… Несколько раз я хотела, но не могла выдавить ни слова.

— У вашей мамы такой характер? Или ей приходилось быть сильной и самостоятельной, потому что отец мало участвовал в жизни семьи?

— Когда я родилась, отца рядом не было. Он отсутствовал примерно года два-три, и нам приходилось фактически выживать.

— Мама сейчас живёт в той же квартире, где всё происходило?

— Да.

— И вы — с ней?

— Да.

— Вы общаетесь?

— Когда начался весь процесс со следствием, нам с ней пришлось поговорить. Разговор был очень долгим, многочасовым. То есть она выясняла детали… Мне самой некомфортно от того, что мы с ней не разговариваем. Я понимаю, что ей сейчас тоже тяжело. Её столько лет обманывали, причём с двух сторон.

— Вы же не обманывали, а просто молчали.

— Ну да… Она это всё равно воспринимает как обман. Она говорит, что сразу бы выгнала его, как только я бы ей рассказала… И ещё отец на меня давил. Он просил не рассказывать маме, говорил, что она покончит с собой, если узнает.

Максим, 30 лет

В детстве я постоянно играл с соседскими мальчишками. Ну как играл: мне было 7, им примерно по 14, я всегда таскался за ними. Они, вроде, не были против, но иногда издевались надо мной — давали курить «Приму», а после смотрели и смеялись с того, как я захожусь кашлем. Или мы уходили глубоко в гаражи, они убегали от меня, а я оставался один и пытался найти дорогу домой. Я не знаю, почему я всё равно продолжал играть с ними — наверное, потому что у меня особо не было друзей, я жил в частном секторе и рядом практически не было детей.

И вот как-то раз они нашли складные металлические «игрушки» на старой автобазе — какие-то детали, которые прикольно собирались и разбирались. Я, конечно же, тоже захотел такую. Они сказали, что тогда я должен её заслужить, и завели меня в летний душ. Учитывая мой возраст, я даже представить не мог, что меня там ждёт.

Двое второклассников 9 лет и кадет 13 лет изнасиловали семилетнюю девочку, заразили ее венерической болезнью, сняли преступление на видео и выложили в Интернет.

Как минимум до конца летних каникул школьница из Рязанской области будет находиться под наблюдением врачей. У девочки  тяжелая психологическая травма. Она стала жертвой сексуального преступления.

Тех, кто надругался над ученицей второго класса, нашли. Но уголовное наказание им не грозит. Школьницу изнасиловали девятилетние пацаны, ученики второго класса. Самому старшему насильнику  воспитаннику кадетского корпуса  всего 13 лет.

Один из несовершеннолетних подонков заразил девочку венерической болезнью. Вдобавок насильники сняли преступление на мобильный телефон и выложили в Интернет.

Школьница встретила подростков в лесу у пруда.

Даша: «Бабушка сказала: „Иди посмотри гусей“. Я пошла за гусями, меня там мальчишки поймали и заставили…»

Несколько часов родные искали Дашу. Обзвонили знакомых, соседей, обошли все магазины и только к вечеру заметили ее недалеко от дома, на берегу пруда.

Нина Молчанова, бабушка Даши: «Смотрю, она вылезает оттуда растерянная, испуганная, замученная. Ну, я не придала этому значения, думаю: ребенок устал за день».

Почти две недели девочка молчала. О том, что произошло, родителям рассказала соседка. Она увидела в Интернете ролик с участием Даши. Мать в тот же день написала заявление в полицию и отвела дочь к врачу.

Светлана, мать Даши: «При первичном обследовании гинекологом Пронской районной больницы было подтверждено изнасилование с занесением инфекции. То есть плюс еще лечение… Ну, лечение мы уже начали».

Полицейские уже установили и допросили всех насильников, а также их родителей. Имена преступников из-за их возраста не называют. Расследованием громкого дела занялся Следственный комитет России.

Иван Литвинов, следователь Михайловского МСО Следственного управления СК России по Рязанской области: «Нами будет проведена профилактичекская работа с преподавателями школы, с детьми и их родителями. Будут направлены информационные письма в различные организации для решения вопроса о помещении данных детей в спецшколу».

В школе после инцидента провели педсовет. Как выяснилось, некоторые из учителей и даже директор о случившемся знали, но почему-то молчали. Кроме того, на собрании заявили, что Даша якобы сама спровоцировала подростков. Родительский комитет, мягко говоря, в недоумении.

Светлана Клименко, бабушка одноклассника Даши: «Выходит, что это чуть ли не сама Даша организовала! Прям сексуалистка! Понимаете, я в ужасе от этого! Второклассник, девятилетний ребенок. Вообще вы о ком говорите, взрослые!? Вам что дороже  посты и кошельки или судьба ребенка!?»

Пока разбирательства продолжаются, психологи посоветовали родителям увезти дочь подальше от поселка. Чтобы обо всем забыть, ей нужно сменить обстановку. Родители уже забрали документы из школы и познакомили Дашу с новым классным руководителем.

Новости СМИ2

Вероника, 32 года

Когда мне было 12 лет, мы поехали на день рождения двоюродной тёти в деревню в области. Там собралось много наших родственников — какие-то дальние тёти и дяди, бабушки, дедушки, сёстры, девери, золовки, кто там ещё есть. В общем, человек 40, если не больше. Детей почти не было.

Всё проходило так, как обычно проходят такие праздники: куча еды и алкоголя, все говорили тосты, громко слушали музыку, кричали, смеялись, танцевали, лезли целоваться и в таком духе. Типичные взрослые посиделки для моей семьи, на которых мне всегда было скучно. Поэтому я просто ушла побродить по двору. Ничего интересного в деревне не было, уже стемнело, на речку я идти побоялась, поэтому бродила и «общалась» с животными — смотрела на кур, гладила коров. 

Ангелина, 25 лет

Мне всё детство рассказывали про страшных дяденек, которые подходят к детям в парках или возле школы и предлагают посмотреть на котят, угостить конфетами или купить какую-нибудь игрушку. Бабушка постоянно говорила о том, чтобы я не соглашалась, потому что они сделают мне плохо. Мне кажется, подобные истории существуют только в бабушкиных рассказах.

На деле всё было гораздо прозаичнее. Когда мне было 10 лет, у мамы появился мужчина. Позднее он стал моим отчимом. Сначала всё было хорошо, но когда они съехались с мамой, его натура вылезла наружу. Его уволили с работы, он целыми днями сидел дома и ничего не делал, стал пить, а потом — и бить маму. Помню, как плакала и пыталась оттащить его от неё, кричала «не надо», а мама просто закрывала голову руками и терпела. Она даже милицию ни разу не вызвала.

Позже, видимо, от скуки, он решил заняться моим воспитанием. Каждый день проверял дневник. А я не то что бы хорошо училась в школе, то и дело проскакивали тройки, отчим меня за них отчитывал.

Этот страшный вечер я не забуду никогда. Я пришла из школы домой, мама осталась во вторую смену, дома был только пьяный отчим. Он потребовал дневник, а когда увидел плохие оценки, сказал, что сейчас накажет меня. Он расстегнул ремень на штанах, я первым делом подумала, что сейчас он меня будет бить — мне уже стало страшно. Не хочу рассказывать подробностей, но он заставил сделать минет.

Все новости

Вопиющий инцидент произошел днем 15 сентября на левом берегу Ижоры в Колпинском районе.

Криминал

Ранее сообщалось, что над 15-летней девочкой надругался официант гостиницы.

Общество

Юная россиянка находилась на отдыхе в Анталье вместе с семьей.

Криминал

По версии следствия, преступление совершил родственник отчима жертвы.

Происшествия Эфирная новость

Голливудский актер якобы приставал к 14-летним в 1980-х годах.

Шоу-бизнес

Видео: Как пес спас школьницу от изнасилования?

Полицейская собака вышла на след предполагаемого преступника, благодаря личным вещам девочки.

Происшествия Эфирная новость

По словам Марии Копцевой, служебный пес вывел оперативников к заброшенным зданиям у лесного массива.

Криминал

Инцидент произошел вечером 9 сентября в городе Ломоносов.

Криминал

Жуткое видео, на котором подозреваемый бьет женщину ножом в магазине, вызвало шквал обсуждения в сети.

Общество

Им пророчили славу на телевидении, карьеру и богатство, но судьба распорядилась по-другому.

Шоу-бизнес

Звезда «Гарри Поттера» рассказала об изнасиловании в 14 лет

Актриса Джесси Кейв, воплотившая на экране Лаванду Браун, до сих пор не может забыть неприятный эпизод.

Мировые новости

14-летнюю жительницу Желеногорска выписали из 

Ставшей известной на всю страну малолетней матери пришлось нелегко: роды оказались тяжелыми, а у ее дочери диагностировали заболевание.

Общество

Изначально на мужчину пожаловались, подозревая его в вымогательстве денег у ребенка.

Происшествия

Вопиющий инцидент произошел вечером 22 августа у остановки «Разметелево» во Всеволожском районе.

Криминал

Фото: голая Диана Шурыгина позирует в душе

Публикация звезды ток-шоу в очередной раз вызвала противоречивую реакцию подписчиков.

Шоу-бизнес

Всего новостей: 221

Вульгарность и любовь к алкоголю

Но другая крайность — вульгарность образа — также становится причиной беды. Очень короткая юбка, не в меру глубокое декольте, чересчур яркий макияж — всё это провокация. Элина Сидоренко называет таких жертв «демонстративными». 

— Такая женщина любит себя демонстрировать как самую яркую, смешную, заводную, — говорит эксперт

— Она коллекционирует внимание мужчин, она их «зазывает». А когда мужчина начинает более жёсткий натиск, чем она рассчитывала, она его грубо посылает

Но мужчина не понимает, где он должен был остановиться, и такое поведение вызывает у него только агрессию.

А если в таком вульгарном виде девушка ещё и выпьет, провокация станет сильнее в два раза.

— В юности, ещё до того, как мне исполнилось 18 лет, я много раз ездила автостопом по ночной Москве. К друзьям, в клуб, куда угодно, — рассказал москвичка Катя. — Мы с подругой быстро поняли, что ночью на дорогах столицы много скучающих мужчин, которым нечего делать и не с кем поговорить. По дороге мы их слушали, рассказывали им свои истории. Водители были благодарны — они никогда не приставали и даже не просили номер телефона. Просто подвозили и желали хорошего вечера. Мы были совсем ещё дети, алкоголь не употребляли почти, и, наверное, из-за нашей наивности нас никто и не обижал. Года через два я начала уже хорошо выпивать и однажды поймала машину одна. Я была пьяна, одета была в мини-юбку, ботфорты. Водитель изнасиловал меня — я не могла сопротивляться и не могла выбраться из машины. Потом он меня высадил под Серпуховом. Всё, правда, было в режиме «лайт» — он меня не бил и даже презерватив достал. Тогда я поняла, что это урок. 

По словам Элины Сидоренко, статистика показывает: примерно 80% жертв были пьяны в тот день, когда их изнасиловали. 

admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий