Залоговые аукционы в россии в ноябре-декабре 1995 года

Основные риски залоговых аукционов

Залоговые аукционы в россии в ноябре-декабре 1995 года

Основным плюсом приобретения имущества через банковский залоговый аукцион является низкая стоимость. Можно очень выгодно купить квартиру или машину и другие вещи. Причем, если с первого раза лот не был продан, то на каждом последующем аукционе стоимость его снижается на 15-20 %.

Теперь давайте поговорим о рисках. Зачастую они являются скрытыми.

Риск №1 — конфликт с бывшим владельцем

Залоговые аукционы в россии в ноябре-декабре 1995 года

Самый основной и главный риск — это конфликт с бывшим владельцем. Он может не признать решение суда и попросту не выселиться из квартиры, а также всячески мешать вступлению в права новому владельцу.

Бывают такие случаи, когда уже после вступления в права собственности, бывший владелец подает апелляцию в суд о неправомочной продаже его имущества и суд ее удовлетворяет. В такой ситуации бывшему собственнику возвращают его право, а нынешнему придется возвращать деньги только прибегая к суду, что повлечет дополнительные издержки и затраты, такие как найм адвоката, различные взносы и так далее. Такие разбирательства могут длиться годами.

Риск №2 — плохое техническое состояние имущества

Еще один риск — это не соответствующее техническое состояние. Автомобиль может быть неисправен или изношен, недвижимость — в ветхом состоянии. Банк, как правило, не очень детально раскрывает подробности технического состояния лота. Если вы собираетесь участвовать в торгах, постарайтесь договориться о проведении независимой экспертизы.

Риск №3 — заниженная стоимость имущества

Еще один риск возникает, когда должник считает, что имущество продано по заниженной цене. Он может подать в суд и если данная инстанция посчитает его правым, то купивший имущество теряет право собственности. Опять-таки, как и в первом случае, свои деньги ему придется возвращать исключительно через суд.

Залоговые аукционы в россии в ноябре-декабре 1995 года

definition — Залоговые_аукционы_в_России

of Wikipedia

   Advertizing ▼

Wikipedia

Залоговые аукционы в России

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к: ,

Залоговые аукционы в России — серия сделок, проведённых в 1995 году, в результате которых в собственность ряда коммерческих банков перешли государственные пакеты акций нескольких крупных компаний (таких как «ЮКОС», «Норильский никель», «Сибнефть»).

По схеме залоговых аукционов правительство получало кредит у нескольких коммерческих банков, передавая им взамен во временную собственность пакеты акций. Через установленное время правительство должно было возвратить кредиты, в случае невозврата государственные пакеты акций переходили в собственность банков. Для реализации этой схемы были организованы аукционы, в которых приняли участие несколько банков. Как установила Счётная палата России, ранее, до организации аукционов правительство разместило на счетах банков, ставших победителями аукционов, денежные средства, эквивалентные сумме полученных кредитов (то есть фактически банки кредитовали правительство его собственными средствами).

Правительство не возвратило кредиты, таким образом пакеты акций перешли в собственность банков. Вице-премьером правительства был Анатолий Чубайс, главой Госкомимущества — Альфред Кох. В докладе Счётной палаты отмечалось, что «в результате проведения залоговых аукционов отчуждение федеральной собственности было произведено по значительно заниженным ценам, а конкурс фактически носил притворный характер».

Залоговые аукционы были проведены на основании указов президента Ельцина. С 4 ноября по 28 декабря 1995 года Министерство финансов России заключило 12 договоров кредита под залог акций с победителями аукционов на право заключения договоров. Счётная палата по результатам проверки в конце 1995 года направила информационные письма в адрес председателя правительства, председателя Госкомимущества, председателей Совета Федерации и Государственной думы, Генерального прокурора и министра юстиции, где говорилось о неэффективности аукционов и необходимости отказа от них.

Старший редактор журнала Forbes Пол Хлебников позднее комментировал «дело ЮКОСа», перешедшего в собственность Ходорковского в результате аукционов: «Мы наблюдаем, как агонизирует клептократическая система ельцинской России. Вопиющий пример порочности приватизационной эпохи — пресловутые залоговые аукционы 1995 — 1997 гг. , обеспечившие Ходорковскому его состояние. <…> Покупая у государства активы в ходе такой закулисной сделки и по столь заниженной цене, вы рискуете, что ваши права на новую собственность никогда не будут надежно защищены. Сограждане будут считать вас мошенником, а государство — скорее хранителем активов, чем их подлинным владельцем».

Примечания

  1. // Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993—2003 годы (экспертно-аналитическое мероприятие) / Руководитель рабочей группы — Председатель Счетной палаты Российской Федерации С. В. Степашин. — М.: Издательство «Олита», 2004.
  2. Указы от 31 августа 1995 г. № 889 «О порядке передачи в залог акций, находящихся в федеральной собственности», от 30 сентября 1995 г. № 986 «О порядке принятия решений об управлении и распоряжении находящимися в федеральной собственности акциями», от 02 ноября 1995 г. № 1067 «О сроках реализации акций, находящихся в федеральной собственности и передаваемых в залог в 1995 году», от 07 декабря 1995 г. № 1230 «Вопросы передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности»
  • (глава из доклада Счётной палаты 2004 г.).

Акции каких компаний оказались в залоге

Всего на аукционы 17 ноября — 28 декабря 1995 г. были выставлены госпакеты акций 12 нефтедобывающих, горно-металлургических и инфраструктурных компаний. Полученные взамен их кредиты были номинированы в долларах. Как впоследствии отмечала Счетная палата РФ, только в 4 аукционах из 12 сумма полученного государством кредита существенно превысила стартовую величину, из чего палатой был сделан вывод, что «состязательность при проведении аукционов не предполагалась». Например, в аукционе, связанном с госпакетом «ЮКОС», участвовали две компании — АОЗТ «Реагент» и АОЗТ «Лагуна», обе афиллированные с банком МЕНАТЕП.

В частности, оказались в залоге:

  • 51% акций нефтяной компании (НК) «Сиданко» — за 130 млн долларов Банку МФК.
  • 51% акций «Сибнефть» — за 100,3 млн долларов банку СБС.
  • 45% НК ЮКОС — за 159 млн долларов АОЗТ «Лагуна», связанному с банком МЕНАТЕП.
  • 40,12% НК «Сургутнефтегаз» — за 8,9 млн долларов НПФ «Сургутнефтегаз» (гарант сделки — МЕНАТЕП).
  • 38% РАО «Норильский никель» — за 170,1 млн долларов ООО «Реола», подконтрольному ОНЭКСИМбанку.

Также были проданы пакеты акций (менее 25%) Новороссийского, Северо-Западного и Мурманского морских пароходств, 14,9% акций Новолипецкого металлургического комбината, 5% акций «Лукойла» и 15% акций «Нафта-Москва».

Реализация залоговых автомобилей

Аукционы залогового имущества банков для залогодержатей — мероприятие невыгодное само по себе. Данное утверждение объясняется тремя фактами.

Первое: процедура «отчуждения» залогового автомобиля, или, иначе говоря, его конфискация, осуществляется в судебном порядке, поэтому залоговые аукционы автомобилей значительно усложняются и растягиваются на длительный период времени.

Второе: в сегодняшних условиях падающего спроса на автомобильном рынке продажа залоговых авто по первоначальной стоимости — задача практически невыполнимая. Особенно учитывая тот факт, что транспортные средства уже находились в эксплуатации. Профит в данном случае есть лишь у его покупателя, поскольку для того, чтобы вернуть средства, потраченные по кредиту, банк значительно снижает стоимость машины.

Третье: автомобили, находящиеся в залоге у банка, сами на площадку проведения аукциона не попадут, соответственно, на это требуются дополнительные финансовые затраты.Залоговые аукционы в россии в ноябре-декабре 1995 года

Отправляясь на залоговый аукцион автомобилей, необходимо знать, что, приобретя такое авто, сразу оформить его на себя у владельца не получится, поскольку до погашения кредита машина будет считаться собственностью банка и находиться на специальном учете.

Понятие и предпосылки возникновения залоговых аукционов в России

Понятие “залоговые аукционы” в последнее время как-то поубавило свою популярность. Хотя не стоит сбрасывать со счетов такой способ заработать. Итак, что же такое залоговые аукционы?

Залоговые аукционы — это механизм приватизации, а проще говоря, продажа предмета залога с публичных торгов, предоставленного кредитору как гарантия возмещения кредита.

Залогом может быть недвижимость, ценные бумаги, товарно-материальные ценности, такие как запасы товаров, произведения искусства, сырье и так далее.

Залоговый аукцион, по своей сути, представляет собой форму вынужденной продажи заложенного имущества должника. Аукцион является публичным мероприятием, о месте и времени проведения которого заранее оповещается.

В 1995 году после развала СССР у страны осталось огромное количество акций крупных компаний, владение которыми не приносило никакой прибыли. Банки, которые обслуживали указанные ценные бумаги, вышли с предложением приобрести их у государства. Чтобы формализовать и упростить процесс регулирования процедуры покупки частными компаниями государственного имущества и был придуман залоговый аукцион, прочно вошедший в экономику современной России.

Автором проведения такого рода процедуры является американский экономист Борис Йордан, но в России считают, что в 1995 году Владимир Потанин предложил кредитование государства, где залогом будет выступать государственное имущество. Анатолий Чубайс и Олег Сосковцев поддержали эту идею.

[править] 95 год, особое время и место

В середине девяностых в стране творился хтонический пиздец, треш, угар и содомия. Воздух свободы щекотал жопу у всех и каждого, поэтому не было никакой гарантии, что ЕБН удержится у власти на второй срок. Посему было принято волевое решение — украсть все, что осталось и уехать на острова. Бюджет, как обычно, был дефицитен, и это послужило поводом для аукционов. Владимир Потанин, тогда уже владелец двух банков «ОНЭКСИМ» и «МФК», предложил помочь Родине по мере сил — дать денег в долг, но не просто так, а за стратегические компании в качестве залога. Вице-премьер Анатолий Чубайс и гауляйтер глава Госкомимущества Альфред Кох идею люто, бешено поддержали. Стоит отметить, что на том заседании присутствовали председатель совета директоров «Менатепа» и скромный госслужащий М. Ходорковский, ныне самый честный бизнесмен страны и надежда русского либерализма, а также А. Смоленский, президент «Столичного банка сбережений».

Ельцин тут же издает Указ № 889 «О порядке передачи в 1995 г. в залог акций, находящихся в федеральной собственности» от 31 августа 1995 года. Указ нарушал требования статей 71 и 76 Конституции РФ, но всем было похуй.

За неделю до этого Госкомимущество выпускает распоряжение № 1365, в котором утверждает перечень 29 стратегических компаний.

Таким образом большая часть работы сделана. В аукционе должны были принять участие несколько банков — «Империал», «Инкомбанк», «МФК», «Менатеп», «ОНЭКСИМ», «Столичный банк сбережений».

Сущность и схема залоговых аукционов

Если говорить о залоговых аукционах в виде схемы, то она абсолютно простая. У государства острый дефицит бюджета в связи с различными обстоятельствами (ростом инфляции, цен на нефть, большими расходами на армию и так далее) и ему (государству) требуется пополнение бюджета.

Гос. органы проводят аукцион, где лотом является государственный кредитный договор. Возможность участия в аукционе, где на кону стоят огромные суммы, имеется естественно у крупнейших финансовых игроков на рынке. Обеспечением такого кредита являются государственные ценные бумаги, активы крупных фирм федеральной собственности.

Торги на аукционе начинаются с минимальной начальной суммы, установленной экспертами-оценщиками, и заканчиваются максимальной, которую могут предложить покупатели. В случае если на лот нет желающих, его снимают с продажи и впоследствии аукцион может быть повторен.

Так, например, в 1995 году Норильский горно-металлургический комбинат был продан с аукциона за “копейки” финансовой группе Владимира Потанина, который и придумал процедуру залогового аукциона.

Что такое аукцион залоговых автомобилей?

Залоговые аукционы в россии в ноябре-декабре 1995 года

Аукцион залоговых автомобилей — это процедура реализации автомобиля на открытых торгах.

Иными словами (точно также как и с недвижимостью) в залог для получения кредита вы оставляете свой автомобиль. В случае непогашения задолженности и отсутствия возможности урегулирования конфликта с кредиторами, автомобиль в судебном порядке конфискуется, производится экспертная оценка стоимости (как правило, стоимость такого имущества будет ниже рыночной на 30%, а то и все 40%).

Затем, после конфискации, объявляется о выставлении лота на торги. Если после погашения кредита еще остаются финансовые средства, то данную разницу вам возвращают. Если же наоборот, денег от реализации автомобиля на погашение кредита не хватило, тогда процедура продолжается и суд взыскивает у должника другое имущество для реализации на торгах.

Аукцион залогового имущества банков для держателей залогов абсолютно невыгодное мероприятие.

Во-первых, конфискация автомобиля может быть осуществлена исключительно в судебном порядке, что по времени очень затягивает весь процесс.

Во-вторых, сегодня спрос на залоговые автомобили очень низок поскольку, как правило, имущество уже находилось в эксплуатации. Хотя для покупателя часто такая сделка может быть очень выгодной, так как стоимость автомобиля может оказаться намного ниже рыночной.

В-третьих, для того, чтобы автомобиль попал на залоговую площадку, требуются дополнительные финансовые затраты, которые несет организатор аукциона.

Следовательно, единственной стороной, которая получает выгоду от данного процесса, является покупатель. Так как он берет машину за цену намного ниже рыночной. Очень редко бывают случаи, когда цена реализуемого имущества устраивает и кредитора и должника. Однако чтобы такое произошло, автомобиль должен быть в идеальном состоянии.

Важно знать, что при покупке автомобиля с аукциона, он не перейдет в вашу собственность до тех пор, пока не будет закрыто дело о погашении кредита. Все это время автомобиль будет находиться на специализированном учете банка, и будет являться собственностью банка

Что такое залоговый аукцион недвижимости?

Залоговые аукционы в россии в ноябре-декабре 1995 года

Залоговый аукцион недвижимости — это процедура реализации на открытых торгах имущества заемщика.

На простом примере можно рассмотреть следующую ситуацию. Вы взяли кредит в 1,5 млн. рублей под залог однокомнатной квартиры. Кредит вы не выплатили, процесс переговоров с займодателем не увенчался успехом, ваша квартира выставляется на торги

Заимодателю важно вернуть в срочном порядки свои деньги, поэтому, чем быстрее он ее продаст, тем лучше

Вашу квартиру оценивает независимый эксперт. Ниже оценочной стоимости невозможно выставить ее на торги. Например, оценочная стоимость вашей квартиры составила 1,7 млн. рублей. Общая сумма долга, включая пени и штрафы за просроченные платежи, составила 1.6 млн. рублей. Вашу квартиру продали на торгах за 1,7 млн. рублей. Таким образом, за вырученную сумму погашается долг, разница возвращается вам. Это очень утрированный пример, но суть его такова.

В данное время такого рода торги проводятся очень редко, так как зачастую оценочная стоимость недвижимости заемщика получается меньше суммы кредита.

Как правило, начальная стоимость ликвидационной недвижимости на 25-30% ниже, ее реальной, поэтому собственнику невыгодна такого рода процедура, и он в большинстве случаев старается урегулировать вопрос в досудебном порядке.

Подробнее о банкротстве физических вы можете узнать из этой статьи, а о банкротстве юридических лиц из этой статьи. В данных статьях также описаны способы урегулирования конфликтов с кредиторами.

Хочется отметить, что информация об открытых аукционах по залоговому имуществу публикуется на сайте Правительства Российской Федерации и является абсолютно открытой.

История вопроса

В 1995 г. в России сложилась тяжелая экономическая ситуация. Дефицит бюджета вырос с 8,6% в 1994 г. до 9,7%, продолжал падать уровень реальной заработной платы, а саму ее выплачивали с задержками. Государственный внешний долг вырос к 1 января 1995 г. до $118,5 млрд (около 30% ВВП). Казна остро нуждалась в деньгах.

30 марта 1995 г. на заседании Правительства РФ президент ОНЭКСИМбанка Владимир Потанин выдвинул идею проведения залоговых аукционов. За их счет предполагалось получить столь необходимые государству деньги.

31 августа 1995 г. президент РФ Борис Ельцин подписал указ «О порядке передачи в 1995 г. в залог акций, находящихся в федеральной собственности», который предлагал использовать схему залоговых аукционов «в целях обеспечения источников покрытия дефицита федерального бюджета и эффективного использования пакетов акций, находящихся в федеральной собственности». 25 сентября 1995 г. и.о. председателя Госкомимущества Альфред Кох подписал первую версию списка государственных компаний, подлежащих приватизации (первоначально планировалось продать пакеты 43 предприятий).

Проводили аукционы Госкоимущество и подчиненный правительству РФ Российский фонд федерального имущества.

Залоговый аукцион недвижимости

Сегодня для продажи жилья торги используются крайне редко. Как правило, для реализации недвижимости лиц, которые не справились с выплатами по кредиту или ипотеке, и устраиваются подобные залоговые аукционы. Площадки, где проводятся мероприятия, и прочая информация о них размещаются на официальном сайте правительства.

Собственнику объекта недвижимости залоговая продажа невыгодна, поскольку главная задача банка — получить выданные по кредитному договору средства в кратчайшие сроки. Поэтому банки, как правило, не заинтересованы в том, чтобы залоговая стоимость объекта недвижимости устраивала его владельца. Бывший хозяин получает лишь разницу между стоимостью проданной квартиры и суммы по кредиту за вычетом всевозможных штрафов, неустоек и пени.Залоговые аукционы в россии в ноябре-декабре 1995 года

Первоначальная ликвидационная цена залогового имущества определяется судом на основании независимой экспертной оценки. Она зачастую ниже рыночной на 25-35 %.

[править] Как оно работает

Отбор шел летом и осенью 1995 года на многочисленных встречах полудюжины ведущих бизнесменов (Березовский, Смоленский, Ходорковский, Потанин и другие) с государ­ст­вен­ны­ми чиновниками. Они не всегда встречались в полном составе. Иногда собирались отдельными группами, обсуждали проблемы, приходили к соглашению. Если договориться не удавалось, каждый шел своим путем, действуя через знакомых в госаппарате. Затем опять встречались все вместе. Таким путем шло разделение сфер влияния.

— Генерал А. Коржаков, бывший начальник СБП, ныне депутат ГД от «Единой России»

Важным фактором на данном этапе процесса приватизации было отношение Татьяны Дьяченко к тому или иному банкиру / олигарху. Она шла к президенту и говорила: этот — хороший, а тот — плохой; этого надо поддержать, а того не надо.

— Полковник В. Стрелецкий, бывший начальник отдела СПБ по борьбе с коррупцией, ныне директор издательства «Детектив-Пресс»

Аукцион начинается. Вдруг как у Гоголя в „Ревизоре“ раздается „стук сапог“. Открывается дверь. Заходит человек и кладет на стол комиссии факс: „Я, Иван Иванович Иванов (фамилии не помню), директор завода „Самеко“, отзываю свою заявку“. Все. Конкуренции не было. Остался один покупатель, и он победил. Я, находясь в твердом уме и здравой памяти, подав однажды заявку на аукцион, не придумаю завтра ее отобрать, тем более, что речь идет о ста или двухстах миллионах долларов. Директор „Самеко“ — кажется, его фамилия Оводенко — подал заявку (и снял ее). Что-то должно случиться в течение нескольких дней, чтобы я наплевал на своего хозяина („Инкомбанк“), наплевать на то, что я буду выглядеть просто смешно на старости лет…

— А. Кох, бывший председатель Госкомимущества

Лишних людей на аукцион, само собой, не пустили. Среди участников активы были уже поделены и гарантами друг друга выступали тоже участники. Цена активов искусственно занижалась более чем в 20 раз, но даже это была довольно крупная сумма. Поэтому торги проводились в конце года — за некоторое количество времени до начала торгов правительство разместило на счетах банка остатки федерального бюджета, а в ходе аукциона банки кредитовали правительство его собственными остатками, то есть за приобретенные акции не было заплачено ничего. 31 декабря в 23:59 все казначейские счета закрываются, бюджет считается исполненным, и все недовольные могут сосать хуй.

Более того, правительство даже не планировало возвращать себе залог, так как в бюджет 1996 года не была заложена сумма для возврата, а в договорах кредитования не предусматривалось погашение из бюджетных средств.

Юмор ситуации заключается в том, что вся прибыль от торгов составила всего лишь 1,85 % от доходов федерального бюджета 1995 года.

Риски залоговых аукционов

Залоговые аукционы, как правило, проводятся для реализации объектов недвижимости с «чистой» историей. Если банк согласился взять квартиру в залог кредита, значит, юридических претензий к ней быть не может. Единственная проблема, которая может возникнуть у нового собственника, — это предыдущий владелец залога. В адвокатской практике нередки случаи, когда судебное разбирательство между бывшим и нынешним владельцем залогового имущества длилось годами!

Кроме того, подобное противодействие нередко перерастает в открытый конфликт, иногда заканчивающийся физическим противостоянием. Бывшие владельцы, не выплатившие кредит, подлежат выселению и зачастую отказываются это делать.Залоговые аукционы в россии в ноябре-декабре 1995 года

Именно поэтому залоговые аукционы не так популярны в России, как приобретение недвижимости на вторичном рынке жилья. Согласно официальным данным, лишь половина аукционных торгов в нашей стране завершается заключением сделки.

[править] Альтернативная точка зрения

Есть мнение, что участники данного балагана не воры, распилившие по быстрому народное достояние за мелкий прайс и отправивших Роиссю Вперде, а настоящие благодетели Родины и спасители. Вот анон, почитай, подумай::

Продавались ключевые компании страны, локомотивы экономики.

Это сейчас они локомотивы и так далее. А тогда — на том же Норильском никеле (и на других) — полугодовые задолженности по зарплате, недостаток оборотных средств, компании генерируют отрицательную прибавочную стоимость (впрочем все перечисленное успешно создавалось искусственно — забанкротить предприятие с целью удешевления его покупки дело нехитрое, см. Северсталь). Экспорт осуществлялся в убыток через формально независимые иностранные фирмы, в которых сидели родственники директоров. Поставки осуществлялись через местный криминал. У государства, как у владельца, изменить эту ситуацию возможности не было.

Продавались по смешной цене и своим.

То, что своим — это правда, то, что за копейки, тоже правда. Кто подсуетился тот и успел. Но ДРУГИМ продавать было невозможно по политическим и — да! — стратегическим, мотивам. Ни иностранцам. А что касается цены, ну. Сравнивать лежащее на боку предприятие, покупая которое, ты не получаешь гарантий, что у тебя его не отберут, тебя не застрелят и т. д., с текущей ситуацией — некорректно. Тогда всё было очень в тумане. И красный реванш никто не отменял, и вообще.

Подкованный Анонимус также хочет напомнить всем идейным борцам, что в те суровые годы в Этой стране имелся парламент, в котором коммунисты, радикалы (Жирик и компания) вместе с промышленниками составляли большинство. Это самое большинство под страхом анального наказания специальным законом запретили проклятым буржуям приватизировать народное добро из того списка, что приведен выше. Аналогичные законы для стратегических предприятий есть и в США. Таким образом, любой путь к цивилизованной приватизации был отрезан, и продажа своим по смешной цене через креативную схему осталась единственным способом хоть как-то заставить работать эти замечательные груды вторчермета.

Через год их цена подскочила раз в 20–30. прямо все как на подбор эффективные менеджеры.

Не совсем так, стоимость предприятий существенно снижали висящие на их балансе объекты городской собственности, всякие больницы, детские садики, жилые кварталы и т. д. На самые крупные предприятия вешали почти всю городскую инфраструктуру (Норильск на «Норникеле», Нефтеюганск на «Юкосе» и т. д.). Руководители этих предприятий (как правило, сидящие с советского времени директора) были не заинтересованы в исправлении ситуации. После передачи всего этого добра на баланс города стоимость предприятий выросла в разы. Приватизация прибылей и национализация убытков, как она есть.

Всякие относительно мелкие нарушения закона, типа процедуры тендера и правовое обеспечение.

Напрямую — законы не нарушались. Но написать такие законы, которые невозможно было бы аккуратно обойти — тяжело. А общественный контроль и гражданское общество тогда просто отсутствовали.

Основная, по-вашему, цель аукциона — наполнить казну: Epic fail.

Нет, не фэйл. Убыточные предприятия были сняты с баланса бюджета, а люди получили зарплаты и работу. Основной целью аукционов была передача предприятий в руки тех, у кого есть желание эффективно ими управлять, чтобы потом прибыль от уплаты налогов стала выше, чем отчисляемые с госпредприятий деньги. И эта задача была успешно выполнена.

[править] Итоги распила

Компания Проданная доля акций,% Стоимость компании исходя из цен аукциона, млн. $ Рыночная стоимость компании через 1 год после аукциона, млн. $ Фактический собственник
ЛУКОЙЛ 5 700 15 839 Не изменился
ЮКОС 45 353 6 214 М. Ходорковский (МЕНАТЕП)
Сургутнефтегаз 40 220 5 689 В. Богданов (ОНЭКСИМ)
Сиданко 51 255 5 113 Владимир Потанин (Интеррос)
Сибнефть (Газпром нефть) 51 196 4 968 Сначала Б. Березовский, потом Р. Абрамович
Норильский Никель 51 333 1 890 Владимир Потанин(ОНЭКСИМ)

В конце девяностых небольшая группа все еще честных чиновников готовила для передачи в суд дело о залоговых аукционах, соглашении о разделе продукции, пирамиды государственных краткосрочных обязательств, но к власти пришел П., который первым делом издал указ о присвоении президенту надзаконного статуса, вторым — снижение срока давности экономических преступлений с 10 до 3 лет, узаконив распил России. К слову, Газпром тоже пытались прибрать к рукам как бонус за хорошее управление, но не вышло. А 10 лет спустя он стоил уже 300 млрд$, что как бы намекает, что и государство может кое-как управлять компаниями, где основной принцип «добывай и продавай».

Общий ущерб составил 39,7 млрд долларов.

admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий