Украина

Содержание

Об украинцах и русских

«Среди русских я чаще, чем среди украинцев, встречал людей, тяготившихся своим делом и потому делавших его плохо, — пишет Президент Украины, который много лет был директором „Южмаша“, флагмана ракетостроения СССР. — Не от неумения делать хорошо, а от отвращения». Русские больше живут «по понятиям», тогда как украинцы в массе своей предпочитают закон и порядок. Долгая жизнь под крышей одной империи, где русский человек жил с ощущением, что вся она его родина, привела к печальному финалу: из всех наций бывшего СССР титульная оказалась самой «необщинной». А в конечном счете и менее оптимистичной, чем те же украинцы.

О Хмельницком и Мазепе

«Если Хмельницкий — символ преемственности украинской государственности от Киевской Руси до наших дней, то Мазепа олицетворяет для нас Альтернативу. В глазах многих он уравновешивает Хмельницкого, исправляет крен. Отношение к Мазепе как предателю в наши дни — это анахронизм. Это может свидетельствовать о некоторой душевной незрелости. Хорошо, что наш Национальный банк, с которым я часто бываю не согласен по другим поводам, поместил портреты двух этих людей на гривны. У нас люди все еще ведут борьбу против памятников и портретов. Но деньги никто рвать в знак протеста не будет. Видя Мазепу и Хмельницкого в своих кошельках вместе, наши люди привыкают терпимее относиться к своей истории, к её творцам. Да, пожалуй, и друг к другу».

О русском языке и церковных проблемах

Автор подробно останавливается на вопросе о двуязычии на Украине, приводя аргументы о несвоевременности придания русскому языку статуса официального

Кучма также не обходит вниманием крайне сложную и запутанную ситуацию, сложившуюся вокруг межконфессиональных отношений на Украине. Будущее церкви он видит в создании Украинской Поместной православной церкви.

Послесловие

Подводя итоги, Леонид Кучма утверждает, что у двух стран разные исторические судьбы, разный национальный опыт, разное самоощущение, несхожие культурно-языковые ситуации, принципиально различные отношения с географическим и геополитическим пространством, неодинаковая ресурсная база, разный политический вес в мире, несоизмеримые возможности для взаимовлияния.

Критика

Книга «Украина — не Россия» неоднократно подвергалась критике со стороны независимых авторов как в России, так и на Украине по различным аспектам. Негативные рецензии начали появляться даже ещё до издания произведения. Так, юморист Виктор Шендерович назвал заголовок книги «пошлым», а политолог Сергей Маркедонов заявил, что «Украинские политики руководствуются прежде всего тем, что нас различает и разделяет. И делают все, чтобы этих различий было как можно больше».

Авторство книги также было поставлено под вопрос. Директор Института стран СНГ Константин Затулин предположил, что книгу написал академик Анатолий Гальчинский, а по мнению директора Института политики Николая Томенко, книга писалась двумя группами ученых: российскими и украинскими. Результатом явились противоречия в книге, представляющей одновременно два противоположных взгляда на одни и те же проблемы, а также исторические неточности и подтасовки. При этом «В авторском коллективе иногда чувствуется и присутствие Леонида Кучмы, правда, незначительное и в большинстве своем автобиографическое». Впрочем, то, что в написании книги участвовали специалисты, не отрицает и сам Кучма, он назвал специалистов, выполнивших исторические, литературные и иные правки своими соавторами. В том, что книга написана не самим Кучмой, уверены также министр правительства Москвы Александр Музыкантский, культуролог Игорь Яковенко и журналист Вадим Нестеров. Эту же точку зрения поддерживает журналист Виктор Бакланов, который считает что в написании книги участвовали более полусотни различных авторов. Бакланов также ставит в вину Кучме то, что «Всю развороченную глыбищу своих знаний и наблюдений Леонид Данилович посвятил единой и главной цели: доказательству всем сомневающимся, что украинский народ не имеет никакого отношения к русскому, украинцы несравненно лучше, способнее, талантливее русских». Опосредованно поддерживает эту мысль о книге историк Марк Шкундин.

Пётр Дейниченко в рецензии на книгу написал: «В предисловии он яростно доказывает, что ни о каком колониальном статусе Украины не могло быть и речи. В конце книги говорит, по существу, прямо противоположное: Украина на протяжении трёх с половиной столетий давала России „мощную человеческую подпитку“, и „одного этого фактора достаточно, чтобы признать: Россия — наша должница“. И „подпитка“ сейчас продолжается — вот украинские рабочие трудятся на стройках Москвы. Стыдно писать такое. Едут ведь от безнадёжности, от неустройства жизни.»

Во фразе «Украина — не Россия» видит основной посыл украинской национальной идеи историк и публицист Михаил Смолин. Он также уверен, что книга написана коллективом авторов, и считает, что «украинский взгляд на русский мир», изложенный в книге, является русофобским, раскольническим и сепаратистским. Смолин находит, что с поставленной задачей — «уловить и сформулировать разницу» между украинцами и русскими Кучма так и не справился, а в его попытках доказать, что украинцы и русские — это разные народы, сквозит неуверенность и обидчивое упрямство.