Аненербе

Глава «Аненербе» Карл-Мария Виллигут пользовалась псевдонимом бога Одина

Но, пожалуй, самой таинственной фигурой в «Аненербе» был Карл-Мария Виллигут. Его знали как выдающегося специалиста в области «черной» магии и называли «Распутиным Гиммлера» из-за непомерного влияния на нацистскую верхушку. Интересно, что даже в официальных списках руководителей СС он значится под псевдонимом Вайстор (одно из имен скандинавского бога Одина).

Фамилию этого человека переводят как «бог воли». Согласно мистической терминологии, это синоним понятия «падший ангел». Корни рода Виллигута теряются во тьме веков. На его родовом гербе, который впервые встречается в Х__ веке, были изображены две свастики. Виллигуты из поколения в поколение наследникам рода передавали загадочные таблички с тайными письменами. Полагают, что там были зашифрованы некие языческие ритуалы. На семью Виллигутов в Средние века сам Папа наложил проклятие. Существует также версия, что Карл-Мария Виллигут был последним представителем рода древнегерманских королей. В 1939 году он отошел от «Аненербе» и умер в 1946 году. Виллигута, как и Гильшера, к ответственности так и не привлекли.

Создание и деятельность тайной организации «Аненербе»

Истоки общества «Наследие предков» лежат в деятельности эзотерической организации «Туле» и гипотезах некоторых исследователей, таких как приверженец оккультных теорий Ф. Хильшер и ученый Г. Вирт. Религиозный философ Хильшер общался с исследователем С. Гедином, специалистом по Востоку, а также с профессором Хаусхофером, ассистентом которого был немецкий государственный деятель Рудольф Гесс. Именно Гесс познакомил Хаусхофера с Адольфом Гитлером, которого захватили различные оккультно-мистические гипотезы.

Последователями идеи завоевания пространства для высшей расы (немцев) на востоке (на территории СССР) был и приятель одного из наиболее влиятельных идеологов партии А. Розенберга А. Никурадзе. Последний стал идеологом польского общества «Прометей». Его идеи оказали особое влияние на теорию германской расы. Он считал необходимой войну с СССР и курировал практически всю расовую политику рейха.

В 1935 году в Мюнхене Виртом была организована выставка «Наследие немецких предков». Тогда он только защитил диссертацию под названием «Деградация голландских фольклорных песен», в которой занимался разработкой протомифологии. Теория существования антилюдей заинтересовала Генриха Гиммлера, посетившего выставку. Интерес к выставке проявил и Рихард Дарре — руководитель расово-поселенческого отделения СС, и Фридрих Хильшер, который уже тогда пользовался значительным авторитетом в партии. Таким образом, все дальнейшие тайные исследования «Аненербе» изначально оказались связаны с нацистскими лидерами.

С начала 1939 года организация получила дополнительное финансирование. Сперва целью этой группы ученых было реальное доказательство теории расового превосходства германцев (термин «ариец» существовал только в разговорной речи, а во всех официальных документах партии использовалось словосочетание «германская раса») в ходе археологических и антропологических исследований. Работы должны были проводиться с соблюдением научной точности и научных методов. Результаты должны были популяризироваться в доступной для широких масс форме.

Аненербе

Во Вторую мировую войну деятельность тайной немецкой организации «Аненербе» официально полностью переориентировалась на военные нужды. Многие ранние проекты оперативно свернули, но организовали Институт военных исследований. Впоследствии на Нюрнбергском процессе подробно рассматривалась именно деятельность Института. Международный трибунал признал «Аненербе» преступной организацией, а руководителя приговорили к смертной казни.

Проект «Аненербе»

На работу «Организация аненербе» были израсходованы огромные деньги — больше, чем США затратили на свой «Манхэттенский проект» (который — приоткрою завесу тайны — завершился постыдной неудачей). Исследования велись с колоссальным размахом, миллионы марок тратились, с точки зрения человека рационального, на полную ерунду.

Так что же — «Организация аненербе» действительно оказался большой и бесполезной игрушкой, предметом роскоши вожаков нацистской империи? Труд тысяч людей, огромные средства направлялись на химерические цели и не давали никакого эффекта? Если верить некоторым научным книжкам, вышедшим после войны, так оно и было. Но что-то в это не очень вериться.

Есть еще одна загадочная фигура занимающая высокий пост в «Организация аненербе». После перехода института в структуру СС был назначен его управляющим — штандартенфюрер СС Вольфрам Сиверс, человек с университетским образованием, который должен был играть роль «связного» между учеными и Гиммлером. Эту роль он выполнял весьма успешно, не оставаясь поверхностным наблюдателем, а глубоко проникая в дела института.

Его принимали как своего, ведь Сиверс был учеником Фридриха Хильшера! Огромный чернобородый человек с пронзительным взглядом, он на долгие годы стал символом «Организация аненербе». Однако даже не это самое интересное. Самое интересное — это то, как Сиверс окончил свои дни. А окончил он их на виселице по приговору Нюрнбергского трибунала.

Аненербе
Вольфрам Сиверс был управляющим Аненербе, но не относился к злостным военным преступникам, однако Нюрнбергский трибунал сразу же приговорил его к виселице

Давайте ненадолго задумаемся. Если «Организация аненербе» был настолько безвредным — равно как и бесполезным — институтом, то зачем было вешать его руководителя, не совершившего никаких злодейств? Куда более крупные эсэсовские чины даже не были заключены в тюрьму, а сравнительно «мелкую сошку» Сиверса поспешили повесить.

Причем, если верить слухам, повесить в страшной спешке, после халтурно проведенного процесса, а во время предварительного заключения ему обрубили все каналы общения с внешним миром. Судили Сиверса американцы и англичане, фактически не пустив на процесс русских и французов. Подозрительные подробности, не правда ли? Что такое мог выболтать Сиверс, что могло не понравиться победителям?

Начнем с информации об «Организация аненербе», которая есть в опубликованной литературе. Просто замолчать существование столь мощного научного центра было невозможно, поэтому его постарались всячески принизить и обвесить тоннами лжи. Но кое-что полезное мы все-таки можем узнать.

«Наследие предков» — исследовательский институт

Гиммлер не привык долго размышлять. В середине августа он сделал Вирту предложение, от которого тот не мог отказаться, тем более что, похоже, давно и с нетерпением ожидал его. Вирту было предложено создать на базе фондов выставки и ее организационного комитета институт «Наследие предков» (Организация аненербе).

Главой «Организации аненербе» стал сам Вирт, его заместителем — уже упоминавшийся Хилыпер. Финансирование института на первых порах шло из бюджета Министерства сельского хозяйства, главой которого являлся не кто иной, как Дарре. Гиммлер осуществлял негласное руководство всем начинанием.

Первым делом «Организация аненербе» занялся монополизацией древнегерманских исследований. В течение нескольких месяцев он интегрировал в свой состав все научные группы, занимавшиеся схожей проблематикой. Там же, где это было невозможно (например, на кафедрах крупных университетов), фактически возникали филиалы «Наследия предков». Словом, Вирт действовал по принципу: «Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе».

Аненербе
Гиммлер взял Аненербе под свое шефство

К 1937 году «Организация аненербе» состоял из почти полусотни институтов. Именно в этот момент Гиммлер забрал его под свое единоличное руководство, включив в структуру СС. Все сотрудники «Наследия предков», начиная с самого Вирта и заканчивая простыми лаборантами, автоматически получили эсэсовские звания. При этом звания были, нужно отметить, довольно высокие.

К этому моменту «Организация аненербе» начало все больше уводить в сторону от строго научных изысканий. Уклон в область духа, в сферу мистики и магии все больше увеличивался. Несмотря на то что в своих программных документах «Наследие предков» заявляло о полной научности всех исследований, оккультные практики как новая отрасль знания были достаточно прочно укоренены в его структуре.

Эксперименты с людьми

С наступлением войны «Аненербе» занялось экспериментами в
области конструирования человеческого сознания в заданном направлении и
создания новой «породы» людей. Опыты проводились в концлагерях Аушвиц и Дахау,
в скифских степях, в Страсбурге. Подопытных брали в тех же лагерях и привозили
из других мест заключения.

Опыты заключались в медленном замораживании живых людей и
изучении физических данных организма: пульса, дыхания, температуры. Из писем
доктора Зигмунда Рашера, главного по этим экспериментам, Гиммлеру, следует, что
подопытные испытывали неимоверные страдания. Поэтому Рашер предпочитал
проводить опыты в Аушвице, который занимал большую территорию и в котором крики
не привлекали особого внимания. Но когда эксперименты в Аушвице закончились
провалом, Рашер перенёс опыты в Дахау, где они и проводились до самого краха
организации.

В это время в Страсбурге профессор Август Хирт проводил на
животных, а затем и на себе опыты с ипритом, отравляющим газом, поражающим
органы дыхания. В результате Хирт попал в больницу, а когда вышел оттуда, начал
использовать в качестве подопытных узников концлагерей. А из останков погибших
он собирал антропологическую коллекцию, в которую вошли части людей разных
национальностей, чтобы доказать расовое превосходство «германской расы» над
остальными народами.

В скифских степях (Крым и Причерноморье), «Аненербе»
проводило весьма странные эксперименты. Людей распиливали вдоль позвоночника,
отрезали им головы, сверлили им отверстия в черепах, коленях, берцовых костях,
вставляли им резиновые катетеры в ступни и закапывали, вскрывали черепа
скальпелями, использовали на химикаты.  Самое
странное, что это были не военнопленные, а чистокровные немцы, офицеры СС. Зачем
это делалось? Возможно, «Аненербе» пыталось вывести ту самую «породу» людей,
которую в это время создавали в Аушвице и Дахау.

Великое отвращение

Благодаря спортивным связям братья смогли устроить жизнь в СССР. Борис стал инспектором физподготовки флота, а Иван возглавил тяжелоатлетическую секцию Высшего совета физкультуры. Написал учебник «Самооборона и нападение без оружия» для работников НКВД, став по сути одним из основателей самбо.

Параллельно вернулся в журналистику. Но Солоневичи не питали иллюзий. В СССР начались гонения на бывших скаутов и сокольских гимнастов. В 1926-м Борис был сослан на Соловки. В 1930-м Ивана уволили со спортивной работы.

Как журналист, он ездил по стране и много чего насмотрелся. Видел, как «весь плоскостной Дагестан вымирает от малярии», и в то же время «вербовочные организации вербуют туда людей — кубанцев и украинцев — приблизительно на верную смерть». Государство не могло купить для Дагестана нескольких килограммов хинина. Но при этом собирало тонны золота на мировую революцию: «на китайскую красную армию, на английскую забастовку, на германских коммунистов, на откорм коминтерновской шпаны».

В Киргизии Солоневич видел «неслыханное разорение киргизского скотоводства», «концентрационные лагеря на реке Чу, цыганские таборы оборванных и голодных кулацких семейств, выселенных сюда из Украины».

«Меня заставляют разрабатывать и восхвалять проект гигантского стадиона в Москве… Стадион этот имеет единственное назначение — пустить пыль в глаза иностранцев, обжулить иностранную публику размахом советской физической культуры».

Великое отвращение, накопившееся за 17 лет жизни при советской власти, по признанию Солоневича, и толкнуло его к финской границе.

Исследования Аненербе

Так, известно, что эсэсовские учения занимались многими серьезными историко-культурологическими вопросами. Например, историей Священного Грааля, споры о котором не смолкают по сей день, и были еще более подогреты публикацией известной книги Дэна Брауна. Далее они тщательно исследовали все еретические течения и оккультные школы, в том числе общества алхимиков и орден розенкрейцеров. Кроме того, они организовывали тибетские экспедиции с неопределенными целями и изучали пророчества Нострадамуса.

С началом войны специалисты «Организация аненербе» следовали за победоносным вермахтом, принимая под свою «опеку» сокровища европейских музеев и библиотек. Они тщательно выбирали любые артефакты, связанные с древней германской историей в частности и с любопытными страницами германской истории вообще. В 1940 году Сиверс создал специальный «Айнзацштаб», отделения которого имелись практически во всех крупных европейских городах:

  • Берлине
  • Белграде
  • Салониках
  • Будапеште
  • Париже
  • Ницце
  • Брюсселе
  • Амстердаме
  • Копенгагене
  • Осло…

Здесь трудились 350 специалистов, экспертов с блестящим образованием, прекрасной научной карьерой и учеными степенями. Они раскапывали курганы на Украине, вели археологические исследования в центре Парижа и Амстердама, искали и находили древние клады и стоянки. Впрочем, и музейные коллекции европейских стран подвергались тщательным «ревизиям»; наиболее ценные, с их точки зрения, экспонаты перевозились в Германию. К слову сказать, большинство из них после войны так и не было найдено.

Итак, вот та картина деятельности «Организация аненербе», которую может получить любознательный читатель из множества книжек. И снова, странное противоречие: огромный размах деятельности, прекрасные специалисты — и ни малейшего практического эффекта. Как если бы кто-то, построив атомный реактор, начал доказывать вам, что это не более чем конструктор для детей младшего школьного возраста. Вам слабо верится? Мне тоже. Давайте разберемся вместе…

Блистательные успехи Германа Вирта

И здесь мы снова должны вернуться к личности Германа Вирта: ученого достаточно известного, но старательно забытого. Первого руководителя проекта «Организация аненербе», которому после нескольких лет блистательных успехов пришлось быстро и по неясным причинам покинуть сцену.

Уже в 1920-е годы он начал создавать коллектив единомышленников, на базе которого будет впоследствии сформирован институт «Организация аненербе». Тогда же было положено начало музейным коллекциям «Наследия предков» — Вирт ездил по германским музеям и присматривал то, что могло бы занять достойное место в планируемой им экспозиции.

В 1928 году Вирт знакомится с богатейшим бременским предпринимателем и меценатом Людвигом Розелиусом, который был буквально очарован идеями ученого. Он согласился оказать весьма серьезную финансовую помощь детищу Вирта. Начали, как и положено, со здания: к 1931 году вместилище постоянной экспозиции германских археологических древностей, гордо названное «Хаус Атлантис», было завершено. Это было причудливое зрелище: соединение ультрасовременных архитектурных форм с древнегерманской символикой.

Так, с фасада его украшал гигантский тотем — вырезанное из дерева изображение Древа жизни, солнечного колеса и наложенного на него креста с распятым богом Одином. Сам тотем был покрыт руническими знаками. Именно экспозиции «Хаус Атлантис» легли в основу выставки «Наследие немецких предков». И здание «Хаус Атлантис» вскоре стало штаб-квартирой института «Организация аненербе».

Но безоблачные отношения Гиммлера и Вирта продолжались сравнительно недолго. Дело было в том, что Вирт ориентировался в основном на исторические и теоретические изыскания, а Гиммлеру хотелось чего-то большего. Он мечтал, что «Организация аненербе» начнет приносить именно практическую пользу.

В 1937 году, одновременно с включением «Наследия предков» в систему СС, Вирт был лишен своего поста. Сначала, памятуя о его прошлых заслугах, его оставили под домашним арестом, но потом, когда Вторая мировая вплотную приблизилась к печальному для Германии финалу, уничтожили в одном из концлагерей.

Академический ученый не мог понять одну простую вещь: увлечение Гиммлера древней историей и оккультными науками было отнюдь не платоническим. Рейхсфюрер жаждал власти и ждал, что эту власть даст ему «Наследие предков». Когда Вирт не понял, чего от него хотят, он был мгновенно заменен на более подходящего человека.

«Готский округ» на Крымском полуострове

Сотрудники «Наследия предков» читали лекции, чтобы «с научной точки зрения» обосновать тотальное уничтожение врагов Третьего рейха. Один из лучших специалистов по культурам викингов и готов, доктор Г. Янкун, к примеру, очень убедительно доказывал, что германцы в древности без сожаления топили в болотах вероотступников, предателей и врагов. Герберт Янкун стал одним из идеологов, который поучаствовал в планировании судьбы Крыма. После оккупации полуострова летом 1942-го Гиммлер послал доктора Янкуна в регион для поиска остатков богатой материальной культуры готов (никакие археологические свидетельства в итоге так и не были обнаружены).

В будущем (после окончания войны) Крым должен был полностью заселяться и колонизироваться германцами, став полноценной территорией рейха. Будущую колонию назвали «готским округом», потому что предполагалось, что готы были предками немецких «арийцев». «Ариизация» региона должна была проводиться в течение двадцати лет. Сначала планировалось депортировать местных, затем перераспределить территории для расселения немцев. Дополнительно нужно было высадить буковые и дубовые леса (деревья, кстати, привозили из самой Германии), чтобы копировать немецкие леса. На этой волне недалеко от австрийского города Граца была создана биологическая станция для разработки новых посевов.

Крах организации

В ноябре 1945 года начался Нюрнбергский процесс – суд над
лидерами нацистской Германии. «Аненербе» признали преступной организацией, а
его лидеров постановили казнить. Гиммлера поймали британские войска, допросили
и отправили на медосмотр. Гиммлер спрятал во рту капсулу с цианидом, которую
раскусил, когда доктор попросил его открыть рот. Через 15 минут стало ясно, что
Генрих Гиммлер умер.

Начальника Института военных исследований Вольфрама Зиверса
арестовали и повесили. Август Хирт в 1944 году сбежал из Страсбурга, а летом
следующего года застрелился. Зигмунда Рашера арестовали за фальсификацию
исследований в области гинекологии и отправили в Дахау, где его и застрелили.

Как всегда случается, самый виноватый выходит сухим из воды.
Германа Вирта задержали американские войска, но уже в 1947 году выпустили и он
уехал в Швецию, через семь лет вернулся в Германию. К ответственности за
создание «Аненербе» его не привлекли.

Статью прочитали
1 495

Конвейер Рашера

Требование рейхсфюрера раскрыть секрет разящего огненного молота скандинавского бога Тора вызвало к жизни проект «электрической пушки». «Аненербе» совместно с фирмой «Элемаг» занялось подготовкой чертежей гигантского громоотвода, собирающего энергию молний. С его помощью предстояло «вырубать» все электроприборы противника в прифронтовой зоне. Этот проект, однако, признали технически неосуществимым физики из Имперского исследовательского комитета.

Ничем закончились и попытки использовать телепатию как новейшее средство связи, а также извлечь из вод Рейна золото методами «арийской химии».

Точные науки никак не желали поддаваться «ученым» фокусникам из «Наследия предков». Единственной областью, в которой институту Зиверса удалось «порадовать» Гиммлера успехами, была медицина, а точнее — эксперименты над людьми. Опыты сотрудников «Аненербе» в Дахау начались еще до войны. В апреле 1939 года мюнхенский врач Зигмунд Рашер начал испытывать на заключенных свое лекарство от рака. Однако по-настоящему этот изувер развернулся в феврале 1942 года, когда в его «любимом» концлагере построили камеру высокого давления. Рашер проводил в ней опыты, с тем чтобы разработать средства защиты и лечения для летчиков и подводников. Заключенных «испытывали на прочность», хладнокровно наблюдая в специальное окошко за их мучениями. Много раз опытами «любовался» сам рейхсфюрер в компании с Зиверсом.

Еще позднее страшный доктор занялся проблемой переохлаждения. Теперь несчастных помещали в ванны с ледяной водой, доводили до полумертвого состояния, а потом различными способами старались «вернуть к жизни» (скажем, для отогревания использовали даже проституток из борделя). А когда Рашеру пришло в голову искать наилучший антисептик, по людям стали стрелять в упор, а потом обрабатывать раны различными средствами, вплоть до яблочного сиропа. Конвейер истязаний, жертвами которых стали тысячи заключенных, остановил в 1944 году лишь неожиданный арест самого эсэсовского экспериментатора.

Гиммлера привело в ярость известие о том, что в свободное от службы время гауптштурмфюрер (капитан) СС занимается похищениями детей на улицах Мюнхена. Восемь украденных им младенцев врач выдавал за детей от своей 52-летней жены. Якобы разработанные им чудопилюли сподвигли старушку Каролину Рашер на рождение двоен и троен «истинно арийских» мальчиков! По приказу Гиммлера мать-героиню повесили в Равенсбрюке, а отец-новатор получил пулю в затылок в том самом Дахау, где истязал заключенных.

Другим «героем медицинского фронта» стал хирург из Страсбурга Август Хирт, который искал противоядие от отравляющих газов, обрекая на мучительную смерть сотни людей. Но особое расположение рейхсфюрера принесло ему то, что совместно с прославившимся в Тибете «расовым специалистом» Бруно Бегером он создал коллекцию еврейских скелетов. Бегер отбирал, обмеривал и подвергал различным исследованиям узников Освенцима, а Хирт потом умерщвлял их в газовой камере и препарировал трупы по собственной методике. Такой страшный «каталог» должен был стать идеальным индикатором «признаков еврейства» — даже в третьем и четвертом поколениях…

Когда американцы в конце 1944 года захватили Страсбург, они обнаружили в клинике Хирта плавающие в формалине, еще не «обработанные» до конца трупы 86 мужчин, женщин и детей. Вместе с документами «Аненербе», найденными после войны в одной из пещер в Баварских Альпах, эта страшная находка стала главной уликой обвинения в делах врачей-убийц из «Наследия предков».

Исполнительный директор общества Вольфрам Зиверс был приговорен Нюрнбергским военным трибуналом к повешению. Хирт (как, собственно, и Гиммлер) успел покончить с собой до суда.

Однако сотни филологов и историков из «Аненербе» отделались лишь временным запретом на профессиональную деятельность. С пеной у рта они доказывали, что являются обманутыми нацистским режимом романтиками и просто увлекаются древнегерманским прошлым. Однако созданные ими мифы об этом прошлом, к сожалению, превратились в угрозу человечеству, вооружив «новой религией» «черный орден». Поэтому Нюрнбергский трибунал объявил «Наследие предков» преступной организацией. История вынесла свой приговор «Аненербе».

  • Оккультное бюро СС
  • Тибетский щит над «Вольфшанце!

Секретные разработки Аненербе

Однако, как уже упоминалось, касается это только известных общественности тем. Что касается секретных архивов, оценить их ценность довольно сложно, ведь кроме разработок немцами ядерного оружия и баллистических ракет о них мало что известно. СССР заявляло, что стране достались лишь данные археологических исследований и фольклора древних германцев.

Аненербе

Найти следы изысканий СССР по темам, разрабатываемым в «Аненербе», невозможно. Если же исследовать влияние «Аненербе» на развитие науки в США, то опыты с ЛСД в начале 50-х годов в рамках проекта «МК Ультра» напоминают те, что проводились в стенах «Аненербе».

США рассекретило информацию о проведении с 1972 по 1995 г. изысканий в сфере телепатии и предвидения в рамках проекта Stargate. А ведь телепатия, предвидение, телекинез – все эти области активно изучались и в «Аненербе». При этом заявляется, что проект Stargate увидел свет только после данных разведки о проведении подобных же опытов в СССР.

Интерес к таинственной организации не утихает. Во многом это заслуга киноиндустрии, для которой загадочные опыты «Аненербе» – источник вдохновения на создание разнообразных фантастических и приключенческих фильмов. Возможно, в будущем тайные знания «Аненербе» будут доступны всем заинтересованным в них, но пока они хранятся в глубоком секрете, что только подогревает интерес к загадочному обществу.

18.03.2019 10:48

Гиммлер и шесть оккультистов: план по созданию «Аненербе»

 В 1943 году, вскоре после падения режима Муссолини, Гиммлер собрал на вилле в окрестностях Берлина шестерых крупнейших оккультистов Германии, чтобы они «увидели» и назвали место, где содержится дуче. Совещания Генерального штаба начинались сеансами йогического сосредоточения. Интересно также и то, что «Аненербе» поддерживало постоянные связи с Тибетом и посылало туда экспедиции. По приказу Зиверса были установлены многочисленные контакты с тамошними монастырями. В 45-м вошедшие в Берлин советские войска с изумлением обнаружили тысячи трупов тибетцев в форме СС.

В «Аненербе», как и во всем СС, служили высокие мускулистые блондины. В возрасте от 25 до 30 лет им предписывался брак, для которого требовались документы, подтверждающие расовую чистоту молодоженов. Обряд крещения представлял собой церемонию наречения младенца перед портретом Гитлера, книгой «Майн кампф» и знаком свастики.

«Аненербе» заботили те же проблемы, что и советский институт мозга: здесь пытались создать психотронное оружие, чтобы «в заданном направлении» конструировать человеческое сознание. Опыты проводились на людях.

Как показали дальнейшие послевоенные исследования, немцы затратили на существование «Аненербе» больше средств, чем американцы на свой знаменитый Манхеттенский ядерный проект. Список проблем, решавшихся «Аненербе», поражает: от обычной научной деятельности до изучения практики оккультизма, от вивисекции над людьми до шпионажа за тайными обществами, разработки «оружия возмездия», программ «Фау-1» и «Фау-2», от сбора материалов о масонских ложах до изучения «области сверхъестественного».

Также по теме:

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в или в

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или

Также будем рады вам в наших сообществах во

Предупреждение Гитлеру

В Финляндии Солоневичи воссоединились. В 1935-м Иван написал бестселлер о пребывании на Беломорканале «Россия в конц лагере». ГПУ в отместку пустило среди эмигрантов слух о том, что Солоневичи — советские агенты. Он развеялся в 1938-м, когда уже в Болгарии в дом Ивана под видом книг принесли посылку с бомбой.

От взрыва погибли его жена и секретарь. Солоневичи эмигрировали в Германию. Иван написал меморандум Гитлеру, предрекая ему наполеоновский конец в случае, если он будет воевать не с большевиками, а с русским народом. За «пораженческие настроения» его отправили в лагерь. После войны Солоневич отбыл в Аргентину.

Именно там в 1951 году в издаваемой им газете «Наша страна» начал публиковаться фундаментальный труд всей его жизни «Народная монархия». Последняя часть вышла в 1954-м, уже после смерти автора. Ивана Солоневича не стало 24 апреля 1953 года. Он уходил с надеждой на лучшее будущее своей страны — за полтора месяца до этого пришла весть о смерти Сталина.

Владлен Чертинов

admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий